Честный дом

23 марта 2017, 12:00

Круглый стол "MIPIM-2017"

Екатерина Тейн - вице-президент по розничным продажам Группы ПСН, Екатерина Румянцева - председатель совета директоров Kalinka Group и Андрей Воскресенский - главный редактор "Коммерсантъ ДОМ", обозреватель "Коммерсантъ FM"
О чем говорят Канны?


Открыть чат
comments powered by HyperComments



Всеволод Баев

- Добрый день, уважаемые зрители и слушатели канала «МедиаМетрикс». Сегодня в эфире снова программа «Честный дом», передача о среде обитания и обо всем, что связано с недвижимостью. В студии я, Всеволод Баев. И в сегодняшнем эфире мы будем обсуждать результаты 27-й Международной выставки недвижимости MIPIM, которая прошла в Каннах. Cегодня необычный формат для нашей передачи. Это не интервью, а формат «круглого стола». И наши гости сегодня: Екатерина Тейн, вице-президент по розничным продажам группы «ПСН». Екатерина, здравствуйте.

Екатерина Тейн

- Добрый день.

Всеволод Баев

- Екатерина Румянцева, председатель совета директоров «Kalinka Group».

Екатерина Румянцева

- Здравствуйте.

Всеволод Баев

- И Андрей Воскресенский, главный редактор «Коммерсантъ-Дом», обозреватель «Коммерсантъ FM».

Андрей Воскресенский

- Здравствуйте.

Всеволод Баев

- Дорогие гости, спасибо, что согласились сегодня нас посетить и рассказать о вашем опыте и о том, как прошла эта выставка. И так как вы представляете компании участников (Андрей представляет деловую программу), мы сегодня постараемся с разных сторон рассмотреть то, что происходило на прошлой неделе в Каннах (помимо хорошей погоды, солнца), какой была деловая программа и что сейчас происходит на рынке девелопмента, недвижимости и в вашем конкретном бизнесе. Как вы для себя этот опыт примените в дальнейшем, что вы получили, какие выгоды, инсайды, благодаря этой выставке. И первый вопрос я хотел бы задать Екатерине Тейн. Екатерина, в какой раз вы уже приезжаете в Канны? Как изменился фестиваль за эти годы?

Екатерина Тейн

- Я приезжаю в Канны уже лет 15. Мы как раз сейчас сидели и вспоминали, что 15 лет назад российского стенда еще не было, то есть я приезжала в составе западных компаний. Как всегда в четверг-пятницу огромное количество людей в барах, все стоят на улице и пьют: 70% мужчин, 30% женщин. Очень много внимания. Но в целом выставка не изменилась. С точки зрения российских стендов (мы затрудняемся вспомнить, когда они первый раз появились) это была более насыщенная деловая выставка, более деловая атмосфера. Если вспоминать 2006, 2007, 2008 год, когда было огромное количество вечеринок, и была более разнообразная вечерняя программа, то сейчас она была более деловая, там было большее количество конференций, на которых обсуждалось много интересных тем.

Всеволод Баев

- Екатерина, что вы про ваш опыт на MIPIM можете сказать? Я так понимаю, что вы тоже далеко не первый раз посещали выставку.

Екатерина Румянцева

- Да, далеко не первый раз. Это наш 11 год на MIPIM. Мне кажется, что первый стенд правительства Москвы появился в 2006 году. И компания «Kalinka» (сначала «Kalinka Realty», теперь «Kalinka Group») была непосредственным участником правительственных делегаций, поэтому мы выставляли свои самые интересные проекты на правительственном стенде. Изменилась ли выставка или нет? Действительно, по формату она не изменилась. Но очень здорово изменилась по содержанию, по качеству подачи объектов, презентаций этих проектов, по самим проектам, тому, что сегодня происходит. В мировом девелопменте произошла очередная революция. И то, что мы сегодня видим, невозможно было себе даже представить 11 лет назад и по качеству презентаций, и по качеству самих объектов. Об этом, наверное, мы поговорим чуть позднее. Я соглашусь с Екатериной. Действительно, выставка касательно российской делегации имеет очень деловой формат. Те компании, которые прошли через кризис и остались, испытывают колоссальное уважение по отношению друг к другу, поэтому диалог происходит на равных, то есть нет никакого надменного отношения правительства по отношению к бизнесу. Бизнес не смотрит надменно на услуги. То есть все находятся в примерно равном положении, уважительном и заинтересованном по отношению друг к другу. И политика Москвы направлена на то, что есть настроение постоянного сотрудничества. И сам стенд правительства Москвы организован таким образом, чтобы можно было дискутировать в комфортной атмосфере. Там стоят диваны, там наливают шампанское, чтобы быстрее проходили эффективные договоренности, обмен информацией, чтоб обсуждение шло легче. Это все происходит на берегу. Ты видишь бескрайнее голубое море, шампанское и стенд правительства Москвы, что, безусловно, способствует налаживанию самых теплых, самых близких и самых эффективных отношений с теми участниками рынка, которые остались. И надо отметить, что в этом году впервые, начиная с 2014 года, их количество стало больше: по открытой информации было 900 делегатов в рамках московской делегации. Это больше чем в 2014 году. Это говорит о том, что бизнес начинает оправляться от кризиса, смотрит с оптимизмом в будущее. И они приехали на выставку, чтобы посмотреть, что же происходит, куда дальше развиваться, обменяться информацией, мыслями, может быть, опасениями или прогнозами на такой прекрасной площадке.

Всеволод Баев

- Спасибо. Мы чуть позже перейдем к формату деловой программы, как она была построена в этом году. А сейчас я хотел бы спросить у Екатерины Тейн. Екатерина рассказала нам только что о том, что это отличная погода, это отличный формат для общения, но в то же время наша делегация стала более целенаправленной на бизнес, более деловой, то есть мы меньше гуляем и меньше ходим по ресторанам, а больше занимаемся бизнесом, больше стараемся получить какой-то профит для своих компаний. Скажите, что группа компаний “ПСН” в этом году делала на выставке? У вас был свой стенд. Вы представляли какие-то проекты? Можете чуть подробнее поделиться именно вашим деловыми задачами на MIPIM?

Екатерина Тейн

- Выставка MIPIM, как правило, преследует две цели. Первая – это привлечение инвестиций. И вторая – раскрытие горизонтов, потому что в очень концентрированный момент времени (за 2-3 дня) можно посмотреть все лучшие проекты, которые вообще строятся в мире, познакомиться с архитекторами, с новейшими технологиями, ведь рынок недвижимости сейчас очень сильно видоизменяется. С этой точки зрения выставка была очень полезной. Было много интересных стендов, не только российский. Мне, например, очень понравился стенд Парижа. Те здания, которые будут строиться во французской столице, это здания из будущего. Я бы даже сказала, не из этого, а из следующего века. Очень интересный был стенд Лондона и представление, как город изменяется. Для нас всегда важно познакомиться с ведущими архитекторами, потому что политика компании направлена на то, что мы понимаем: рынок становится более конкурентоспособным, однозначно, рынок покупателя (покупателю есть из чего выбирать). И мы абсолютно уверены, что будут продаваться самые лучшие проекты. Поэтому, строя свои дома, мы берем ТОП-5 лучших архитекторов в мире, ТОП-5 лучших дизайнеров, ландшафтников в мире и среди них проводим тендеры. Это одна составляющая. Инвестиционная составляющая для нас была в этом году менее интересна, потому что у нас сейчас 90% проектов, которые мы ведем, – это объекты жилой недвижимости. На все у нас есть финансирование. Проектное финансирование в основном от российских банков. Для жилой недвижимости финансирование – важный аспект, но не такой важный как для коммерческой, потому что деньги на строительство привлекаются вперед от дольщиков. Поэтому инвестиционная часть для нас была менее приоритетна в этом году. Но не факт, что это не поменяется в следующем году. А с точки зрения раскрытия горизонтов, это была очень интересная выставка. Плюс мы представляли свой новый проект «Правда», который выйдет у нас в этом году. Это многофункциональный объект. Там будет и офисная, и жилая составляющие. И здесь мы искали будущих партнеров. Если архитекторы у нас есть, то мы смотрели дизайнеров, будущих поставщиков для “Правды” и какие-то новые идеи. Как я сказала, рынок меняется. И нам интересны такие форматы, как коворкинг, такие компании, как WeWork, которые пошли уже дальше в других странах. Я знаю, что у них есть проект в Америке. И подобный проект запускается в Великобритании WeLive. То есть это те форматы, которые нас интересуют, которые мы хотели более подробно посмотреть.

Всеволод Баев

- То есть вы смотрите в том числе те форматы жилья, которые, возможно, завтра будут востребованы на российском рынке, для того, чтобы быть в тренде?

Екатерина Тейн

- Да. Потому что все проекты, которые мы сейчас закладываем, будут реализовываться 3-4 года. А рынок настолько динамично меняется, что, если не смотреть в будущее и на то, что лучшее в мире происходит в настоящий момент, то можно очень быстро потеряться.

Всеволод Баев

- У меня вопрос ко всем. Скажите, пожалуйста, насколько мы сейчас отстаем или обгоняем наших европейских коллег?

Андрей Воскресенский

- Можно я отвечу на этот вопрос? Я просто сижу между двумя очаровательными блондинками, что так и хочется сказать что-нибудь разочаровательное. Дело не в том, отстаем или не отстаем от других стран. Дело в том, что наш рынок другой. Катя правильно сказала, что был замечательный стенд Парижа, был замечательный стенд Лондона – 20 квадратных метров общей площади. Стамбул представил…

Всеволод Баев

- Мне очень понравился Стамбул.

Андрей Воскресенский

- У нас – ну так… У нас в таких загончиках размером со студию, которые сейчас принято строить на московском рынке, стояли небольшие скромненькие макетики. Объясню, почему, на мой взгляд. Российский, в частности, московский рынок жилой недвижимости не является международным. Потому что, если какой-то проект выводится в Лондоне, в Стамбуле, в Монако, то, прежде всего, маркетологи думают: «Где у нас покупатели из России, Катара, Казахстана, Украины?». Американские покупатели едут в Европу и наоборот. У нас отсутствует спрос на отечественную недвижимость со стороны международного рынка. Мы приезжаем на MIPIM как покупатели. Девелоперы могут искать подрядчиков, архитекторов, проектировщиков, ландшафтных дизайнеров и так далее, опытом делиться. Катя правильно сказала. А российская делегация, российские участники интересуют зарубежных исключительно как потенциальные покупатели нового проекта в Нью-Йорке, Монако или Португалии. Почему они так ласково относятся к журналистам из России? Потому что надеются, что журналисты расскажут об этом, и покупатели придут. И если хотя бы один покупатель придет на этот проект с MIPIM, они уже окупили все свои затраты, потому что это недвижимость высокого уровня. У нас, к сожалению, международного рынка нет. Если вы хотите подискутировать о том, как сделать, чтобы он был, давайте. Я, честно говоря, особых путей не вижу. Может быть, видят Кати.

Екатерина Тейн

- Я в этом большого сожаления не вижу. Нет у нас международного рынка, и так нормально. От того что не будут у нас покупать англичане или турки, мир не поменяется. Здесь больше вопрос не к недвижимости, а в целом отношение к России. Опять же, у нас нет таких курортов, как в Монако, нет такого солнца, нет безналогового режима.

Андрей Воскресенский

- Помните, какой в 2008 году был стенд Краснодарского края в преддверии Олимпиады? Он был гигантский, и все рассчитывали, что иностранцы повалят покупать недвижимость в Сочи.

Екатерина Тейн

- Я думаю, что не рассчитывали. Хотя иностранцы до сих пор вспоминают стенд Краснодара. Сколько уже лет прошло, но он оставил неизгладимое впечатление.

Екатерина Румянцева

- Да, это незабываемо.

Андрей Воскресенский

- А еще помню, в 2008 году все клошары на улицах Канн пели «Калинку-малинку». Просто на всякий случай, потому что больше эффекта производит.

Екатерина Румянцева

- Я сейчас через твой рассказ еще раз посмотрела на выставку. Получается, что у международных девелоперов есть прямой, прикладной смысл выставлять объекты. По сути, это даже может быть В2С-история. В случае с российскими стендами это, в основном, В2В. Некоторые вообще не знают, зачем они выставляют объекты на своих собственных стендах, потому что очевидно, что иностранных покупателей на них нет. Возможно, кто-то из тех 900 российских делегатов, которые там присутствуют, могут заинтересоваться покупкой квартиры. Мы делали несколько транзакций, когда выставляли объекты класса De luxe в предыдущие годы. Мы находили среди В2В-аудитории В2С-клиентов для покупки элитных квартир. А так, по сути, девелоперы просто обозначают, что они живы, что они есть для российского рынка недвижимости, для самих себя же, для правительства Москвы. Правительственная делегация, отношение с правительством – это одна из составляющих посещения MIPIM, потому что у девелоперов есть возможность иметь какой-то прямой диалог с властью, в том числе решать, лоббировать свои вопросы, которые тяжело решить в Москве, достучаться, пройти кабинеты. А там ходит власть, господин Хуснуллин, Кузнецов, к ним можно подойти и переговорить с ними. Более того, там бывают закрытые мероприятия правительства Москвы, где еще в более неформальной обстановке можно о чем-то договориться. Поэтому цель именно российской делегации немного отличается от цели других делегаций, которые присутствуют на стенде. Это и неплохо. Мы отличаемся от всего остального мира и, может быть, это к лучшему. Ничего плохого пока мы не видим, потому что рынок недвижимости в России, именно жилой недвижимости, чрезвычайно растет. Мы видим, что по объемам продаж в прошлом году в новостройках бизнес-класса произошел настоящий бум. И было не только выведено в три раза больше объектов, но и продано в два раза больше. Мы нашли источники нового спроса на бизнес-класс. И этот рынок растет гигантскими темпами, несмотря на то, что 2016 год был тяжелым. Все его боялись. У нас были опасения. Я помню, что мы дискутировали на эту тему на MIPIM в 2016-м, и прогнозы были от суперпессимистических до среднепессимистических. А 2016 год всех удивил. Локальные вызовы, то единственное, что мы обсуждали сегодня. Но мы сообща обдумали, как будем их принимать этот переизбыток запланированных метров в бизнес-классе и  элитном сегменте. Тем не менее, те участники, которые сегодня есть, очень сильные. Нет новых, нет ни одного, который был создан два года назад. Это все опытные игроки, прошедшие неоднократно все кризисы, выжившие и так далее. Мы дискутировали о том, будет ли у нас спрос, какие продукты будут востребованы, как развивать этот рынок для того, чтобы когда-нибудь он стал интересен иностранным покупателям.

Всеволод Баев

- Мы не теряем надежды на иностранных инвесторов.

Екатерина Тейн

- Если говорить про MIPIM, это все-таки выставка В2В, в том числе и для иностранных застройщиков, то есть в первую очередь для привлечения инвесторов. И второе – это обмен опытом.

Всеволод Баев

- И власть все-таки любит и хочет общаться с бизнесом, но делать это предпочитают за рубежом. Общение с российским бизнесом происходит преимущественно там.

Екатерина Румянцева

- Потому что там все очень концентрированно, близко и удобно, поэтому есть такая возможность.

Всеволод Баев

- У меня вопрос к Андрею. Мы плавно переходим к деловой программе. Андрей в очередной раз проводил «круглый стол» «Коммерсанта». И «Коммерсантъ» имел свою часть мероприятий на этой выставке одновременно с «Ведомостями» и с холдингом «РБК». Что можете сказать про деловую программу в целом? Как она была построена? Какие там плюсы и минусы Вы видите? Как это происходило?

Андрей Воскресенский

- Отличие мероприятий «круглых столов» на MIPIM от наших московских состоит в том, что там все очень четко по времени, то есть минута в минуту начать, минута в минуту закончить, все помещения жестко арендованы, регламентировано время, никаких задержек не бывает и быть не может. Это приятно. В остальном, как мы об этом сказали, программа касалась внутренних вопросов. Что обсуждалось на моем «круглом столе», который назывался «Ответ на текущие вызовы девелопмента»? Программа, которая называется эвфемизмом “реновация”, то есть снос пятиэтажек. Естественно, всех интересует, кто будет за это платить, какие будут преференции для инвесторов, как их будут привлекать, кто на этом выиграет. Честно скажу, ясности не прибавилось. Потому что, насколько я понимаю, что, если и есть какая-то ясность в московском руководстве, она не транслировалась окончательно. Обсуждались новые форматы и то, что говорила Катя про обмен опытом. Например, очень активно обсуждался вопрос строительства домов престарелых. Это тема, которая практически отсутствует на нашем рынке, но очень мощно представлена на западном. Понятно, что есть спрос. Что есть, где посмотреть. Я тоже ездил по домам престарелых. У нас это слово звучит немного обидно – дом престарелых. У них там это – замечательный вид недвижимости, очень комфортные условия существования. И очень доходный вид недвижимости, при этом доступный для 2/3 пенсионеров. Они могут расплачиваться своей пенсией за арендованное жилье. Кстати, вопросы цивилизованной аренды жилья тоже обсуждались. Это то, что у нас пока не решено, но что можно увидеть в любой из европейских, американских или азиатских стран. Это то, чем MIPIM реально помог, потому что это все рядом – пожалуйста, смотрите.

Всеволод Баев

- Катя, вы тоже сказали, что увидели новые форматы, то, что называется коворкинг и коливинг. И у нас тоже появился коливинг, но в домах престарелых. А можете чуть подробнее рассказать про эти форматы? Что они собой представляют? Какую доходность они могут дать? И насколько это интересно? И кому это интересно?

Екатерина Тейн

- Если говорить про коворкинг, в первую очередь, это будет интересно самим покупателям. Я общалась со своими коллегами, и у них ощущение, что лет через пять 20% офисного пространства будет как раз коворкинг.

Всеволод Баев

- Давайте поясним для тех, кто, может быть, не в курсе, что такое коворкинг. Это некое место, куда люди могут приходить работать, платя, или когда работодатель платит за них за аренду рабочего места фиксированную ставку за сутки.

Андрей Воскресенский

- Это суперкраткосрочная аренда.

Екатерина Румянцева

- Супермелкая и суперкраткосрочная.

Екатерина Тейн

- Про коливинг. Насколько я знаю, такие форматы есть в Америке. Первый дом появляется в Лондоне. Они могут быть в разных ценовых сегментах и преследуют несколько задач. Во-первых, позволяет комфортное проживание в центральной локации, потому, как мы уже говорили, у клиентов есть все, кроме времени. Поэтому тратить 2-3 часа на работу – это очень сложно. В центре Москвы или любого мегаполиса, Лондона или Нью-Йорка – это большая проблема. Либо это будут очень некомфортные условия (по 3-4 человека в одной квартире), либо как раз тот формат, который для клиента будет интересен. Если мы говорим про коливинг или welive, как правило, все общие зоны в квартире выносятся в общую зону дома.Тогда, у вас получается очень комфортная спальня, туалет, интимная, приватная зона и все остальное, а также можно комфортно пойти с кем-то попить чай, выйти в кинотеатр, перемещаться, более гламурно одеваться, менее гламурно одеваться. Когда я разговаривала с коллегами, то у многих было представление, что это совсем дешевое жилье. Но это может быть и не так. И точно так же люди могут быть на разных этапах развития. То есть сегодня с семьей, а завтра может быть без семьи. И, с моей точки зрения, это решает две проблемы. Первая – дорога с работы домой и обратно, то есть сокращение времени. А вторая – проблема одиночества, проблема номер один во многих городах. И здесь она тоже решается. Если говорить про дома престарелых, на Западе есть более гламурные названия. Например, дома по интересам, где живут люди одного возраста. Они не считают, что это дома престарелых, потому что многие в 80-86 лет считают себя еще ого-го и не хотят записываться в пенсионеры, но где они могут прийти, если мы говорим про Лондон, поиграть в бридж. У них есть своя полноценная квартира. И дети себя комфортно чувствуют. Как правило, на первом этаже есть все необходимое, есть какой-то медицинский персонал. И если вдруг что случится, люди могут оказать помощь. Но самое главное, что они живут среди себе подобных. И после определенного возраста часто бывает, что либо жена раньше ушла, либо муж. Они не чувствуют себя здесь одинокими. И у них есть своя активная программа и свой личный опыт. Моего свекра мы размещаем его в такой дом. И он просто ждет не дождется, когда туда заедет. Это очень дорогая история, потому что такие квартиры в таких домах стоит на порядок дороже, чем, если бы мы в той же локации купили обычную. Я не знаю, какая здесь у застройщиков доходность. Но это тема, которую следует рассматривать.

Андрей Воскресенский

- Они есть разного ценового уровня.

Всеволод Баев

- Мы постепенно подобрались к тому, что, исходя из меняющихся потребностей общества, и того, что меняются парадигмы нашей жизни, на что-то современный человек не хочет тратить время и деньги, мы приходим к тому, что меняется формат жилья. У меня снова вопрос ко всем гостям, большим профессионалам с огромным опытом в сфере девелопмента и недвижимости в разных сегментах. Было бы интересно узнать ваше мнение по поводу тренда, о котором Екатерина рассказала несколько минут назад, что бизнес-класс начал расти. На мой взгляд, немного размылась граница между премиум и бизнесом. И бизнес стал иметь больше премиальных черт.

Екатерина Тейн

- Снизился общий чек бизнес-класса. И площади квартир уменьшились на 20%.

Всеволод Баев

- Это, на мой взгляд, ключевой момент и в комфорт-классе, и в экономе. Площадь квартир стала уменьшаться. Но при этом людям необходимо предоставлять доступ к общим зонам. И правда ли то, что сейчас места общего пользования выносятся из квартир все больше и больше, и новые проекты имеют и должны иметь больше различных пространств для разных социальных групп, где они могут проводить время и делать то, что они раньше должны были делать в своих квартирах? Я не знаю, понятен ли вопрос.

Екатерина Румянцева

- Да, мне понятен. Если можно, я отвечу первая. То, о чем говорила Екатерина, мы, как профессионалы рынка понимали неизбежность процесса. С помощью развития технологий, диджитализации нашей жизни мы действительно меняем нашу жизнь, меняемся сами и меняются традиционные модели проживания, поведения и сосуществования. Поэтому демократизация продукта происходит везде, как и ее демонетизация. Что такое демонетизация? Это когда «Uber» убил такси. Мы платим только за то, чем пользуемся. Мы не платим за то, что нам не нужно, за исключением, суперпремиальных сегментов. Поэтому в элитном сегменте для обеспеченных людей практически остается все как есть: там большие квартиры, они не сильно уменьшаются, нет общих зон, они традиционные, такие, как были. Весь продукт сегментом ниже видоизменяется из-за причин, о которых я сказала. Буквально две недели назад мы встречались с крупным системным игроком рынка недвижимости. У него три формата welive. Первый формат – самый демократичный, когда вы не один живете в этой комнате, в квартире, а вдвоем, и у вас общиt кухня и санузел, то есть это коммунальная квартира. Сегодня мы к ним вернулись. Второй формат – когда у тебя свой собственный туалет и малюсенькая кухня, при этом прямо в здании интегрирован общепит, складские помещения, где ты можешь хранить чемоданы, зимнюю одежду, которую не носишь, если сейчас лето, и так далее. Это более премиальный формат. И максимально премиальный welive – это когда у тебя есть кухня, есть санузел и большая площадь, где есть еще диван, но при этом очень насыщенная инфраструктура. Это, может быть, коворкинг спейс, эти места, уже находятся интегрированными в это здание. Потому что, наверное, не совсем удобно работать в кровати, чтобы не одичать. Ты выходишь, и в этом же здании осуществляешь работу, за которую получаешь вознаграждение. И мы все меньше и меньше будем проводить время в традиционных офисах. Владельцы крупной офисной недвижимости обеспокоены этим трендом, потому что не понимают, кому будут нужны центры А-класса. Недавно мы на выставке размышляли в дискуссионном режиме с владельцами больших активов офисной недвижимости и решили, что там можно будет размещать серверы, ведь от того, где размещен сервер, зависит скорость обработки информации. Может быть, это будут большие сервисные data-центры в центре города, потому что все будет зависеть, насколько быстро обрабатывается информация, настолько быстрее и успешнее будет бизнес. Очевидно, что мы стоим на краю технологической революции, потому что производительность труда может возрастать не на сто раз, как это было в начале прошлого века, а в сотни тысяч, десятки тысяч раз. И это повлечет изменения, в том числе и традиционного рынка недвижимости.

Андрей Воскресенский

- Можно я добавлю по поводу изменений? Катя, ты сказала, что на 20% уменьшилась площадь. Мне кажется, это правильный подход к решению своей жилищной проблемы: сначала напланировать все, что тебе хочется, а потом взять и 20% убрать, потому что они лишние. Кстати, я со многими дилерами говорил, и они заметили такую вещь, что становится все менее востребованным в бизнес и комфорт-классах такое понятие, как «большая гостиная». Казалось бы, есть приватная зона у каждого члена семьи и гостиная, где устраиваются приемы. Они вдруг стали думать: «Ребята, а зачем мы будем домой приглашать 20 человек, если для этого есть рестораны, загородные рестораны, дачи, пикники – куча возможностей. Зачем мы будем дома готовить и потом сами мыть посуду?».

Екатерина Румянцева

- Теперь у нас не будет гостиных в квартирах? Это будет еще меньше теперь?

Андрей Воскресенский

- В элит-классе будет. Но вместо этого многофункциональные, просто гостиная и кухня не 25 метров, а 20 метров гостиная, совмещенная с кухней. Там прекрасно поместятся 5-6 человек. Если хочешь 25, то для этого есть заведения общепита. Это тоже тенденция. Они все переходят сейчас в так называемые «евротрешки», «евродвушки».

Екатерина Румянцева

 - И поэтому мы прогнозируем, что спрос по-прежнему будет высок, по крайней мере, в Москве. Что такое Москва? Что она продает? Она продает прописку. Если у тебя есть московская прописка, твоя жизнь удалась, потому что здесь жизнь лучше, чем за ее пределами. Поэтому минимизация, демократизация чека будет инициировать все новый и новый спрос.

Екатерина Тейн

- Я бы еще хотела добавить, что тенденция сначала шла к сокращению площади, а сейчас мы видим по всем своим проектам – к увеличению площади.

Всеволод Баев

- По вашим проектам во всех классах?

Екатерина Тейн

- Абсолютно. У нас сейчас четыре проекта в активной продаже. И даже по проекту “Домашний”, в Марьино, по рекомендации наших коллег мы решили, что там должно быть максимальное количество «однушек», «двушек», студий. И сейчас фактически блокируем целые стояки, чтобы объединять квартиры, потому что здесь немного другой тренд. Я вижу, что рынок недвижимости в Москве был основным рынком в качестве вложения средств. Особенно для комфорт-класса он был очень понятный, с понятной доходностью, прогнозируемой по срокам. И в связи с тем, что рубль резко упал, инвестиционная привлекательность стала под большим вопросом, и фактически все инвесторы ушли с рынка. А финальный покупатель приобретает для себя, в первую очередь, более комфортное, то есть это «двушки», «трешки». Сейчас есть проекты, по которым пошел большой перекос в сторону «однушек» и студий, бывает в «трешке» в некоторых проектах квадратный метр стоит дороже, чем «однушки». Такого раньше никогда не было. И еще хотелось бы добавить по поводу элитного сегмента. Общие зоны в элитном сегменте тоже есть. Этот тренд пошел из Америки. Лет 10-15 назад, какой бы дорогой дом ни был, там всегда был определенный набор: кинотеатр, домашний «family office», где есть секретарь. Если ты не живешь там постоянно, ты можешь прийти. Обязательно есть бассейн, есть обязательно фитнес.

Андрей Воскресенский

- Клубная комната.

Екатерина Тейн

- Да, клубная комната. Есть ресторан, где можно провести чуть ли не свадьбу, причем хорошего размера. И практически в любом американском проекте бизнес-класса или суперэлитного класса эти все наборы есть. Потом это перешло в Лондон. Если мы посмотрим на любой лондонский проект, который сейчас строится в центре Лондона, весь этот набор есть: обязательно есть фитнес, бассейн, винный бар, ресторан. Если мы говорим про топовый сегмент, то у большинства клиентов есть даже проблемы – они нигде не живут 180 дней. Как правило, у них есть 2-3-4 локации, где они перемещаются. Поэтому моя квартира – мое частное пространство, плюс еще какие-то услуги, как топовые мотели, как они привыкли. То есть, с одной стороны, в отеле вроде бы некомфортно, а здесь мое собственное жилье, но, весь набор услуг, как в пятизвездочном отеле. И в Лондоне за последние несколько лет я не видела ни одного лаунджа, чтобы не было проекта без очень развитой инфраструктуры. В любом сегменте, особенно для лакшери, это должно быть. Причем дом может быть всего на 20 квартир, но бассейн, фитнес и все остальное обязано быть.

Екатерина Румянцева

- Катя, это не увеличение площадей, это просто перенасыщение рынка квартирами формата студий  и однокомнатных. В какой-то момент их стало очень много, поэтому создался некий дефицит на двух-трехкомнатные квартиры, что и повлекло за собой увеличение этих площадей.

Екатерина Тейн

- Я вижу и сами площади. Если раньше все шло минимум-минимум, если «однушка» должна быть 33, то сейчас я вижу, что к увеличению.

Екатерина Румянцева

- Я не стала бы говорить, что это тренд.

Екатерина Тейн

- Например, в «элитке» не хватает проектов по кредитам 200-220-280 квартир.

Екатерина Румянцева

- Да, мы понимаем это. Мы рекомендуем сейчас пересматривать девелоперам продуктовую линейку в сторону создания квартир с большей площадью.

Екатерина Тейн

- Мы вас запутали. Это совершенно два разных плановых тренда.

Андрей Воскресенский

- Что касается квартир с обслуживанием, как Катя говорила, то у нас хорошие комплексы, апартаменты (я не буду делать им рекламу) как раз отвечают этим требованиям: наличие общественных зон, фитнес и так далее. При небольших площадях человек получает очень большой простор для реализации всех своих потребностей.

Екатерина Румянцева

- Чтобы проводить время вне квартиры.

Андрей Воскресенский

- Так что мы движемся в эту сторону.

Екатерина Тейн

- Очень активно.

Андрей Воскресенский

- Отчасти благодаря MIPIM.

Всеволод Баев

- Спасибо большое за суперинтересный, содержательный эфир. У нас осталось буквально две минуты до окончания. Мы не отстаем от диджитализации, поэтому у нас есть вопрос, который поступил к нам в эфир по номеру. Нам задал вопрос Павел Логачев, коммерческий директор компании «Колди». И он адресован к Екатерине Тейн, к PSN Group. Какой результат вы получили от презентации своего проекта на стенде, и совпал ли он с вашими ожиданиями?

Екатерина Тейн

- Основной результат – мы получили очень много связей, которые мы дальше отрабатываем с точки зрения дальнейших партнеров, с кем можем работать по проекту и по проектам группы компаний.

Всеволод Баев

- Спасибо большое. Cегодня мы обсудили вопросы, которые гораздо шире, чем просто посещение выставки MIPIM и участие в ней. У нас в гостях сегодня были Екатерина Тейн, вице-президент по розничным продажам группы «ПСН», Андрей Воскресенский, главный редактор «Коммерсантъ-Дом», обозреватель «Коммерсантъ FM», и Екатерина Румянцева, председатель совета директоров «Kalinka Group». Я от лица программы «Честный дом» благодарю вас за то, что пришли к нам в гости. Я буду рад увидеться снова в эфире. В студии был Всеволод Баев и программа «Честный дом». Всем пока