Честный дом

22 августа 2018, 19:05

О девелопменте и не только

Сергей Бабурин - кандидат на Президентских выборах РФ 2018 года, депутат ГД, член Совета Республики Верховного Совета РФ
Интервью с Сергеем Бабуриным


Открыть чат
comments powered by HyperComments



Дина Назарова:

Добрый вечер, уважаемые телезрители и радиослушатели. Сегодня среда, в необычное для нас время выходит в эфир программа «Честный дом», веду ее я, Дина Назарова. И сегодня я невероятно рада, и для нас большая честь, что нашим гостем стал Сергей Николаевич Бабурин. Кандидат на Президентских выборах Российской Федерации 2018, народный депутат Российской Федерации, член Совета Республики Верховного Совета Российской Федерации, депутат Государственной Думы первого, второго, четвёртого созывов, заместитель Председателя Государственной Думы второго, четвёртого созывов, российский политический государственный научный деятель. Сергей Николаевич, добрый день. 

Сергей Бабурин:

Добрый день. 

Дина Назарова:

Перечислила, наверное, не все ваши регалии, основные только. Очень рада, что вы к нам сегодня пришли. 

Сергей Бабурин:

Спасибо за приглашение, хотя я последнее время нечасто бываю на телевидении, потому что утомляют шоу. Потому что они, на мой взгляд, уже превращают телезрителей в каких-то зомби, прививая культуру истерики и бездумного отношения к любым событиям. Ну, таких спокойных передач становится, к сожалению, всё меньше, когда можно поразмышлять, анализировать, что-то аргументировать или спорить, но спокойно. Поэтому спасибо за приглашение. 

Дина Назарова:

Я надеюсь, что вам сегодня будет очень комфортно на нашем эфире. Программа у нас про недвижимость, в первую очередь, про среду обитания, про людей, которые её делают, но, тем не менее. 

Сергей Бабурин:

Это не совсем моя тема, вы сами понимаете. 

Дина Назарова:

Это не совсем ваша тема. 

Сергей Бабурин:

Но это тема, которую я считаю очень важной и которая должна быть важной для любого политика и даже для любого гражданина. 

Дина Назарова:

И тогда первый вопрос я вам хочу задать про политическую деятельность. Чем вы сейчас занимаетесь, какие у вас дальнейшие планы после того, как выборы уже закончились. 

Сергей Бабурин:

Среди тех регалий, которые вы у меня не назвали, действительно, их перечислять было бы совсем ужасно. Я являюсь руководителем политической партии «Российский общенародный Союз», это одна из старейших политических партий. Мы были представлены в пяти Парламентах. Последние 10 лет мы политикой не занимались, мы, фактически, были отодвинуты, как большинство национально-патриотических организаций. И только, пожалуй, с моего участия в претендентах на выборах Президента России мы возвращаемся в политику. Отстаиваем, если вы помните мою позицию на выборах, русский выбор, как нашу цивилизационную альтернативу псевдоевропейским стандартам. То есть вот эта политическая позиция, то, чем я занимаюсь, и как учёный, и как политик. А так я работаю в академии наук, преподаю в некоторых ВУЗах, в том числе и в Московском университете имени Витте, и в моём Омском университете государственном имени Достоевского, и в Донецком национальном университете. Поэтому я заинтересован, чтобы мы наконец внятно сказали, чего мы хотим для жителей Донецкой и Луганской народных республик, либо включили их в состав России, либо признали их независимость. И вообще, в отношении Украины хотелось бы внятную позицию. И поддержка там антифашистов, а не каких-то европеоидов. 

Дина Назарова:

То есть занимаетесь сейчас в основном научной деятельностью. 

Сергей Бабурин:

Научной, педагогической, но и политической деятельностью, потому что кто-то не захотел, чтобы я замкнулся в научной деятельности. Российский государственный торгово-экономический университет, ректором которого я был, громко, цинично, оскорбительно прихлопнули. Ничего другого не остаётся, как идти назад, в политику: ах, держи, фашист, гранату. 

Дина Назарова:

Вернёмся немножко к выборам. Я читала вашу предвыборную программу. Там есть такой пункт: Уютно в каждом доме, комфортного стране. В сфере жилищно-коммунального хозяйства необходимо усиление народного контроля за состоянием жилищного фонда, принятие законодательных мер по сдерживанию роста тарифов естественных монополий, который ведёт к удорожанию жилищно-коммунальных услуг. Кардинальное усиление ответственности организации специалистов, занятых обеспечением нормальной жизнедеятельности сферы ЖКХ. Принятие законов, стимулирующих повышение эффективности работы систем ЖКХ. Что вы вкладывали в эти тезисы, что такое, например, народный контроль за состоянием жилищного фонда? Как вы планировали их реализовать и каких результатов достичь?

Сергей Бабурин:

Прежде всего, я подчёркиваю, что главная проблема нашего времени, это проблема неэффективности управления. Отсутствие стратегического видения, раз, и попытка переложить с государства на плечи простого человека многие проблемы, которые должно решать государство. Почему, я подчёркиваю, мы должны быть социальным государством. Россия, как никто, просто исторически своим путём развития шла к тому, чтобы быть социальным государством, что возмущает наших неолибералов. Что такое социальное государство? Да, это забота государством о жителях. Да, это дешёвое, доступное жилье. Это обильно строимое, доступное муниципальное жильё. У нас сегодня, у нас пропагандируют только строительство за счёт людей: ипотеки, долевое участие. Спрашивается, а почему государство перестало финансировать строителей из бюджета местного, регионального, федерального. Почему оно требует деньги собирать только у тех, кто не имеет жилья. Это обман со стороны государства. Государство умывает руки, наши неолибералы говорят: государство должно уйти из экономики, уйти с рынка. Выдумка, фальшивка и, конечно же, обман. Потому что государство, а для чего мне нужно государство, которое, собирая огромные налоги, не строит, не лечит, из-за образования требует платить, а сейчас ещё и пенсионный возраст сделает такой, что до него не дожить большинству. Зачем такое государство, кто придумал, что у нас должно быть такое государство? Поэтому я в своей программе, конечно же, говорил, что мы должны возвращаться к социальной ответственности государства и применительно к строительству, применительно к вопросам недвижимости, конечно, государство должно заниматься капитальным ремонтом. Конечно, государство должно отвечать за сохранность коммуникаций. С точки зрения народного контроля в чём-то формат товарищества собственников жилья компенсируют вот этот народный контроль. Потому что именно ТСЖ призваны по задумке законодателя контроль за функционированием построенных жилищных комплексов. Иное дело, что когда здесь нарушаются отношения между частными компаниями, которые берут на себя обязательства перед жителями и самими жителями, мы получаем скандалы. Как мы в строительстве получаем регулярные обрушения тех или других долевых проектов, когда обманутые дольщики уже приходят к государству и требуют, и имеют на то право, говорят: мы же доверили вам, государству деньги для того, чтобы нам построили жильё. К счастью, сейчас законодатели какие-то способы всё же придумывают, как обезопасить и обеспечить и интерес строителя, и интересы людей, которые дают деньги. Поэтому новые модели финансирования строительства, они часть угроз снимают для дольщиков. Когда вот это проектное финансирование, о котором мы говорим, оно, прежде всего, призвано спасти от аферистов деньги простого человека. Но это мечта, это задумано законодателем, а как будет на практике, посмотрим. У нас старая истина: гладко было на бумаге, да забыли про овраги. В результате получаем иной раз совершенно не то, о чем обещали. 

Дина Назарова:

Скажите, пожалуйста, вы уже обмолвились о том, что нужно строить муниципальное жильё. То есть это жильё бесплатное, насколько я понимаю. 

Сергей Бабурин:

Конечно. 

Дина Назарова:

То есть вернуться немножко к такой советской модели строительства. 

Сергей Бабурин:

И конечно, строить служебное жильё. Когда человек приезжает в любой регион на работу, молодой специалист или вызванный какой-то зубр уже, тот, который нужен, он должен получить жильё. Но при условии: ты должен отработать определённый срок, и тогда это жильё становится твоим. Не отработал, это нормальный режим служебного жилья, жильё изымается, туда заселяется тот, кто будет вместо тебя. Но у нас сегодня эта практика фактически отсутствует, она очень небольшая в ряде компаний. А со стороны государства такой стратегии просто нет. В результате у нас нет стратегии, как привлечь жителей на окраины. Сколько можно собирать граждан России в Москву и Петербург. Нам нужно, наоборот, из крупных городов организовать отток населения в районные центры, в сельскую местность, я уже не говорю о том, что к нам, в Сибирь и на дальний Восток, где у нас сегодня демографическая ситуация меняется стремительно в худшую сторону. Вот там давайте строить, там давайте создавать рабочие места. Когда у нас правительство нынешнее говорит о реформе, первое, что оно должно говорить, а сколько рабочих мест создаст какая бы то ни была реформа. У нас об этом вообще нет слова. Создаются рабочие места, следующий шаг уже всё остальное, вопрос о пенсионном возрасте, вопрос о стаже работы, вопрос о создании инфраструктуры. Я не слышал стратегии по созданию новых рабочих мест. Когда нам говорят «оптимизация», я уже, как человек, например, я боюсь этого слова. Потому что у нас под оптимизацией понимают закрытие и сокращение. Это альтернатива создания рабочих мест. Оптимизировать, чтобы уволить ещё несколько тысяч человек, такое состояние, как будто мы живём в каком-то бредовом кошмаре. Я, может быть, сгущают краски, я тоже говорю, что у нас многое сегодня хорошо. Я на наших улицах иногда радуюсь новым проспектам, тротуарам, деревьям посаженным, это не только Москвы касается. Я сейчас был у себя на родине, в Омске, в маленькой своей Таре, очень много построено, очень много восстановлено, отремонтировано. Но это малая толика того, что должно быть. 

Дина Назарова:

Давайте про хорошо немножко на потом оставим, а пока про то, что сложно, неоднозначно. Вот вы сказали о муниципальном жилье, но всё-таки живём мы во времена капитализма. То есть застройщик строит, он должен получать прибыль. 

Сергей Бабурин:

А с чего вы это взяли? Давайте мы скажем, что с социализмом у нас покончили, мы все это знаем, его отовсюду вычеркнули. Но ведь про капитализм честно нигде не сказали, ни в одном документе. У нас нет об этом ни слова в Конституции, поэтому морочить голову людям, это ведь удобно, когда непонятно, что у нас. 

Дина Назарова:

В каком экономическом режиме мы тогда живём? 

Сергей Бабурин:

Вы знаете, я бы назвал это неким новым термином. Потому что капитализм, он всё-таки не такой, это своего рода криминализм. Потому что у нас частная собственность в основном основана на криминальном её получении. Это совсем другие правила, точнее, отсутствие таких. 

Дина Назарова:

Я хочу вас спросить про ипотеку. 

Сергей Бабурин:

Пожалуйста. 

Дина Назарова:

Про механизм ипотеки. Так вот, за последние несколько лет всё-таки в недвижимости произошёл серьёзный сдвиг, который во многом стимулирует ипотека. Поддержка государства, в том числе, ипотеки. Вы сказали, что нужно давать жильё рабочим, нужно давать жильё военным. Но у нас всё-таки есть ипотечные послабления и для многодетных семей, которые родили третьего ребёнка после 1 января 2018г. Есть военная ипотека, есть материнский капитал, который позволяет многим семьям получить жильё, фактически, бесплатно или с каким-то дополнительным ещё средствами. Все равно ипотека в России сегодня остаётся на уровне от 8,5 до 10,5 процентов. Эта ипотека гораздо выше, например, чем в странах Европы. Если бы вы были президентом, как бы вы решали ипотечную проблему, какая ставка, по-вашему, должна была быть приемлемой для ипотеки. Или, может быть, у нас вполне сегодня достаточно условий для того, чтобы граждане приобретали жилье в ипотеку? 

Сергей Бабурин:

Я бы предложил вам вначале уточнить, что президентские выборы прошли, не будем о них вспоминать. Скажем, что бы мы хотели, чтобы нынешний президент сделал. Вот я, например, когда на выборах шёл под лозунгом «русские выборы», говорил о социально ориентированной экономике, о многих аспектах, в том числе, о том, что вы зачитали. Я предполагал и предполагаю, что мы должны понимать исторический путь России, который мы прошли. Особенности нашей психологии, особенности нашей экономики, социальной среды. Ипотека, да, я рад, что у нас идут позитивные сдвиги, но всё же есть один принципиальный вопрос. И через ипотеку, в том числе, государство перекладывает на простого человека свои обязанности. Потому что не ипотекой надо тешить наших военных. Государство обязано предоставить за свой счёт квартиры офицерам, которые увольняются, которые отслужили установленный срок, которым подошёл черёд получать жилье. Не ипотекой. Ипотека, это человек должен напрягаться сам. Вот тут, когда нам западные схемы привносят в нашу жизнь и пытаются из русского человека сделать европейца безнационального, это губительно. Это просто не приживется. Да, у нас есть даже целые ВУЗы, которые выращивают эгоистов, которые плодят Иванов, родства не помнящих. Всё-таки у нас другие традиции. Если говорить о переходе от нашей нездоровой схемы частнокапиталистической к тому, что ближе нашим корням, к социально ориентированной экономике, начинать надо с того, что проценты по ипотеке должны быть с граждан уменьшены раза в 2,5. А для этого нужно менять стратегически финансовую политику в стране, прежде всего, политику Центрального Банка. Потому что у нас сегодня Центральный Банк, продолжая линию Егора Гайдара, стратегию на уничтожение оборотных средств, на уничтожение денежной массы в стране. Вот кто сказал, что процентная ставка в Центральном Банке должна быть такой, как сегодня. Она должна быть 1-2 %. Хватит нам вот этот ссудный процент, паразитический банковский капитал плодить. Конечно, финансистам не понравится то, что я говорю. Потому что нужно зарабатывать, зарабатывать трудом, а не спекуляцией на валюте. Когда мы уменьшим позиции по процентам Центрального Банка, у нас все кредиты должны уменьшится принципиально в 2-3 раза, проценты по кредитам. Тогда у нас смогут и предприятия начинать работать. У нас сегодня в сфере промышленности банки душат любого производителя, потому что Центральный Банк наш любимый душит всю нашу банковскую систему. 

Дина Назарова:

А какими тактическими тогда шагами можно было бы привести к уменьшению ставки Центробанка?

Сергей Бабурин:

Тактическими?

Дина Назарова:

Да. Что конкретно..

Сергей Бабурин:

Увольнением всего руководство Центрального Банка для начала, как профессионально непригодного. Я в этой своей позиции не одинок. Это говорят не только политики, это говорят многие экономисты. Я, например, помню слова одного из величайших банкиров 20-го века, начала 21-го, Геращенко Виктора Владимировича, который не только мне, он публично говорил: если вы видите государственного деятеля, который утверждает, что у государства нет денег, сразу вычеркните эту фамилию из списка государственных деятелей. Этот человек не понимает, что государство деньги печатает. Когда у нас Центральный Банк боится эмиссии, с одной стороны, а с другой стороны, плодит эту эмиссию, чтобы якобы поддержать, но не реальный сектор экономики, а банковские круги или конкретные фирмы, которые им сверху скажут. Это что, стратегия? Это не стратегия. Это катастрофа. Поэтому я и говорю, что у нас на многих постах сегодня люди, к сожалению, профессионально непригодны, при всём уважении к их дипломам, при всём почтении к должностям, которые они занимают. Но нужно, чтобы человек, руководя отраслью, имел базовое образование этой отрасли. Я сейчас не про Центральный Банк даже говорю. Когда он приходит с журналистского, актёрского факультета и начинает заниматься металлургией, космосом или ещё чем-то, мы с вами получим только проблемы. 

Дина Назарова:

В таком случае я не могу вас не спросить об оценке деятельности нашего предыдущего министра строительства и ЖКХ, который пришел из, всё-таки, другой деятельности. Который создал, скажем так, с приходом которого одновременно было создано министерство, который всё-таки в течение пяти лет этим министерством руководил и много, чего совершил. Как бы вы оценили?

Сергей Бабурин:

Вы знаете, я бы, например, Меню поставил положительную оценку, несмотря на то, что я только что ругал. 

Дина Назарова:

Непрофессионалов. 

Сергей Бабурин:

Подбор кадров. Но он как раз к непрофессионалам не относится. Потому что вопрос не только в образовании, вопрос ещё в опыте. Вопрос в опыте работы. Одно дело, когда человек скачет через ступеньки и лет в 26 становится руководителем корпорации. А другое дело, когда он проходит определённый опыт управленческой работы и умеет учиться профессионально, навыки приобретать той сферы, в которой он занимает. Почему я считаю, что многие партийные работники 20-го века, приходя потом на советскую или хозяйственную, или государственную работу, они работали профессионально. Не потому, что они были менеджерами. У нас же сейчас менеджеров готовят, чтобы человек руководил любой отраслью. Нет. Потому что они приучились работать серьёзно с людьми. Ведь главное в любой отрасли, это человеческий капитал. Если человек умеет себе подбирать заместителя и помощников не по принципу семейственности, личной преданности. 

Дина Назарова:

Или территориального предпочтения. 

Сергей Бабурин:

Профессионально пригодных, которые его недостатки будут перекрывать своими достоинствами. Если человек не боится таких людей ставить рядом с собой, значит он хороший управленец. А у нас сегодня это редкий случай. 

Дина Назарова:

Скажите, пожалуйста, ещё, Сергей Николаевич, вопрос дискуссионный сегодня для строительной отрасли, такой, как переход с механизма долевого участия на проектное финансирование. Точнее сказать, не то, чтобы даже переход, но, скажем так, изменение правил игры для застройщиков. То, что деньги дольщиков теперь будут получать не застройщики, а банки. Вот как вы оцениваете эту перспективу, насколько банковская система, которую мы только что. 

Сергей Бабурин:

Я, на самом деле, вскользь уже этого касался, потому что я считаю, что это очень позитивный шаг. Потому что он, на самом деле, страхует застройщиков от искушения. 

Дина Назарова:

Застройщиков?

Сергей Бабурин:

От искушения. 

Дина Назарова:

Воспользоваться деньгами дольщиков. 

Сергей Бабурин:

Воспользоваться деньгами дольщиков, чтобы залатать где-то другие дыры или использовать эти деньги в каких-то других проектах. Да, он сужает им манёвр. Но он тем самым страхует и дольщиков от того, чтобы застройка не превратилась в пирамиду, которая обрушится. Здесь роль государства наконец-то сказывается, когда государство предложило такой механизм регулирования. Вот такое действительно, проектное поэтапное финансирование строительства. Но давайте попробуем, потому что одно дело, задумка, идея, а другое дело, как это будет на практике. Ведь у нас хозяйственники люди такие, что они найдут пути, как обходить невыгодные им законодательные нормы. И потом не прикопаешься и посадить некого будет, когда они сбегут с деньгами. Но, по крайней мере, сейчас сбежать будет труднее, поэтому дай бог, чтобы вот этот механизм сработал. 

Дина Назарова:

Но какие в этой реформе, в изменении этой системы, по-вашему, тогда риски для застройщика?

Сергей Бабурин:

Для застройщиков неудобства. Конечно, они не получают все деньги сразу. Но вместе с тем, это уменьшает оборотный капитал для них, это действительно уменьшает им манёвренность. Но зато это позволяет планировать, исходя из этих этапов успешную сдачу объекта. Поэтому это труднее, но спокойнее. Я считаю, для частного застройщика эта ситуация приемлема. 

Дина Назарова:

Но для небольших или новых застройщиков, для которых получение денежных средств от дольщиков было основным источником финансов для строительства, это, по сути, может привести к концу их бизнеса. 

Сергей Бабурин:

Знаете, бывают ситуации гораздо хуже. Вот у меня мой родной Омский государственный университет имени Достоевского уже несколько лет не может завершить строительство главного корпуса в центре города Омска. Там остались внутренние работы. Вот есть деньги, которые лежат на счету университета, бюджетные деньги, несколько десятков миллионов рублей. А застройщик уже месяцы ничего не делает, потому что у застройщика, он получит эти деньги, только сдав объект уже. 

Дина Назарова:

Но это же нежилой объект. 

Сергей Бабурин:

Это нежилой, я просто приводу, как пример. Что у застройщика нет оборотных средств, нет людей, и он не может выполнить свои обязательства по договору. Тупиковая ситуация, которая может закончиться тем, что деньги уйдут обратно в бюджет. И что делать? Вот тут патовая ситуация для застройщика. Если вот эту аналогию перекинуть на проектное финансирование, то здесь мы с вами столкнёмся как раз с более позитивной картиной, когда застройщик, зная, когда и какие деньги он будет получать, может планировать, какие у него будут оборотные средства в течение всего периода строительства, это очень важно. 

Дина Назарова:

Но для этого достаточно было бы ввести какую-то более строгую отчётность для застройщика. Застройщик расходовал средства целевым образом, не обязательно менять всю систему, разве нет?

Сергей Бабурин:

Сейчас я говорю, средства есть, но для того, чтобы, он уже завершает, он затратил несколько сотен миллионов на строительство, и вот этот последний платёж, он идёт после сдачи объекта. А у него нет денег других, своих, оборотных на завершение, сдачу объекта. Вот и что, и как? И государство умыло руки, бросило университет на произвол судьбы, решайте сами, у нас капиталистические отношения. Плохо и застройщику, который не выполняет обещания, не получит деньги, нарушит договор. И плохо университету, который не может достроить свой корпус. Это классический пример нашей сегодняшней ситуации. Почему я и говорю, что застройщикам нужно создать условия, чтобы у них были оборотные средства. Для этого нужна совершенно другая система кредитования, совершенно другая позиция Центрального Банка. Если кто-то считает, что каким-то одним правовым актом он решит проблему, это иллюзия. Системное решение требует многих-многих правовых документов. И самое главное, иной социально-экономической политики. При нынешней социально-экономической политике нашего правительства я выхода из тупика не вижу. 

Дина Назарова:

Какие тогда по-вашему есть наиболее больные места в экономической системе для строительства, которые необходимо поменять для того, чтобы у застройщика были эти регулярные оборотные средства?

Сергей Бабурин:

Ответу на ваш вопрос посвящаются целые заседания Парламента. 

Дина Назарова:

А вы хотите в рамках одной программы. 

Сергей Бабурин:

Целые парламентские слушания, а вы хотите, чтобы я вам в течение 2 минут всё это изложил, тем более, я как раз не хочу уподобляться тем людям, которых упрекаю в непрофессионализме. Я юрист, я в данном случае готов поддержать предложения застройщиков, которые должны сказать, что им необходимо для изменения этой ситуации. Какие правовые документы должны быть приняты на уровне Парламента, какие на уровне Правительства. Но, к сожалению, у нас и на уровне том и другом очень много неправовых проблем. Вот я вам расскажу, если вы не испугаетесь, один случай. Идёт заседание комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству в Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Официальное заседание. Ведущий заседания, Басин, говорит, обращаясь к московским застройщикам: объясните, почему такая большая стоимость квадратного метра жилья в Москве. Почему? Вдруг один из застройщиков поднимает руку и говорит: я могу объяснить. Включает микрофон, говорит: я могу сказать. 50 % стоимости квадратного метра жилья в Москве это компенсация мне тех взяток, которые я заплатил за получение земельного участка, за подводку всех коммуникаций. Председательствующей в ужасе, говорит: вы поймите, это официальное заседание, ведь к вам придут и спросят, вы же сейчас такое заявление сделали. На что спокойно этот бизнесмен опять включает свой микрофон и говорит: не волнуйтесь, я готов назвать фамилии, поэтому не придут и не спросят. Так вот, я вам могу сказать, что через полгода я встречаю, говорю: ну как? Он говорит: так и не пришли. И когда мы говорим о вреде коррупции, о вреде взяточничества, это уже не частный какой-то случай, это болезнь системы. Болезнь системы, потому что в строительстве я не поверю, чтобы к вам пришёл какой-то строитель и сказал, что с меня нигде не потребовали взяток, с меня нигде не взяли. Есть такое явление «откат». Почему я говорю о явлении, меня мои бельгийские друзья, два депутаты приехали, говорят: вы знаете, мы несколько дней в России, мы хотели бы узнать новый термин для нас. Мы говорим: что? Говорят: что такое откат? Мы говорим, вот как перевести. Это что, часть чего? Часть добровольных пожертвований в адрес чиновников, или это стимулирование, или это кража. Сложно сказать, то, что это раковая опухоль в нашей экономике, понимают все. Жаль, что следственному комитету лечение не получается. 

Дина Назарова:

Два уточняющих вопроса. Могли бы вы назвать имя того застройщика, который... 

Сергей Бабурин:

Он не скрывает своё имя, это протокол, официальное заседание, я просто не помню. Это было уже достаточно давно, это было не вчера, это было несколько лет назад. Но это не проблема. Никто же никогда не интересовался этим. 

Дина Назарова:

Не приходил. А как же вы объяснили бельгийцам, что такое откат в итоге. 

Сергей Бабурин:

В итоге мы говорим о многих проблемах госслужащих. Но мы пока не предложили механизма, который бы гарантировал, что коррупция будет пресекаться. А детям, к сожалению, я должен сказать, что сегодня поборы снизу до верху пронизывают и экономику, и социальную сферу России, с этим нужно бороться. Потому что это не нормально, это препятствует развитию. Но у нас часто именно те, кто начинает с этим бороться, выкидываются системой из любой структуры, где они пытались с этим бороться. Чтобы преодолеть этот барьер, нужны реальные честные выборы, нужны реальные альтернативы. Нужно не благодушие, что всё схвачено и не изменится. Изменится, потому что когда нет социальных лифтов в обществе, это чревато взрывом. Это не это поймём и не объясним власть имеющим, значит, под этот взрыв подпадут не только они, а попадет все наше общество. Вы знаете, я всё-таки, опять же, не хотел только о грустном, потому что когда мы говорим о проблемах экономики, о недвижимости, об инвестициях, я рад, что благодаря санкциям против России наши собственники настоящие должны вкладывать деньги в российские объекты. Но одновременно я за то, чтобы мы сохраняли инвестиционную стратегию в других странах и держали свой рынок открытый для инвестиций из других стран, тех, кто не боится Вашингтона, тех, кто готов работать с Россией. Поэтому я очень рад, что существуют разные формы сотрудничества наших деловых людей, в том числе, в сфере недвижимости, почему я откликнулся на ваше приглашение. 

Дина Назарова:

Мы немного попозже об этом поговорим, о причине, в том числе, нашей встречи. Вы обмолвились о том, что Россия должна быть открыта для иностранцев. Как вы оцениваете потенциал российской недвижимости для иностранных инвесторов. Насколько мы конкурентноспособны в мире по-вашему?

Сергей Бабурин:

Мы конкурентноспособны. У иностранных инвесторов, я уверен, огромный интерес к нашей недвижимости, к самым разным нашим объектам. И главная проблема для иностранных инвесторов - это нестабильность нашей правовой системы. Если ты начинаешь честно работать, нет гарантии, что ты получишь то, что ты заработал. Я был свидетелем достаточно давно, когда после одного заседания комиссии Егор Черномырдин, я как раз стою, разговариваю с вице-президентом США, господином Гором, рядом стоит Воронцов, наш посол в Соединённых Штатах Америки. И подходит мой коллега либеральный, один из лидеров нашей Демократической России тогда, и говорит, обращаясь к Гору: господин вице-президент, почему вы продолжаете инвестировать в коммунистический Китай, а не даете инвестиций к нам, в демократическую Россию? Почему вы такую линию ведёте? Когда Гору перевели, он говорит: мы готовы инвестировать там, где есть правовая регламентация, там, где для этого созданы условия. Мой коллега из Верховного Совета ему говорит: какие вам нужны условия, мы завтра же издадим указ Президента, всё будет сделано. На что американский государственный деятель сказал: нет, указы нам не нужны, нам нужны законы, которые будут соблюдаться. Вот так. Вот это главная проблема, препятствующая инвесторам. 

Дина Назарова:

Сергей Николаевич, ещё пара вопросов, которые меня очень интересуют по таким больным местам тоже нашей отрасли. Московская реновация и вообще проблема аварийного жилья. Вы, наверное, много ездите по регионам, видите, какой жилой фонд там, какой жилой фонд собираются сносить в Москве, как иногда шутят, что в Москве сносят то, что в регионах ещё не построили. Как вы оцениваете...

Сергей Бабурин:

Грустная шутка.

Дина Назарова:

Эту инициативу, насколько сбалансирован процесс московской реновации, насколько готов к нему город, насколько готовы к нему строители по вашему мнению. Видели ли вы модели типовых квартир, которые будут вместо снесённых пятиэтажек. 

Сергей Бабурин:

Вы знаете, проблема реновации даже не в том, какие будут квартиры, как сносятся дома в Москве. Хотя само по себе, я считаю, нормальным, когда многоэтажки, которые имеют уже огромный моральный износ и, к сожалению, их самое, что ни на есть физическое состояние также уже исчерпало ресурс, который изначально был заложен. Они должны или сноситься, или принципиально перестраиваться. Но тут проблема ведь другая, вы правы. Потому что Москва приступила к реализации проекта, который отрывает Москву от всей другой страны. Да, Москва богаче, да, Москва это может себе позволить. Но вся нищая Россия, которая ещё есть, она смотрит на Москву и говорит: вот они куда деньги зарывают. У нас очереди на жильё не имеют шансов на продвижение, у нас всё, что построено, обшарпано и нет денег даже на дороге в городах, я уже не говорю о дорогах между городами. Москва, она строит себе шикарные дома. Поэтому я считаю, что такие вещи должны решаться не субъектами федерации, это общефедеральная стратегия. Нужно, чтобы реновацией занималась не только Москва, но по всей стране. Да, мне скажут, что нельзя размазать маленький кусок масла по большому куску хлеба. Надо хотя бы по частям. Но извините, я не соглашусь. Может быть, потому что я сам из провинции, но я считаю, что Москва, как столица должна заботиться о всей стране. И не противопоставлять себя всей стране, а быть примером. Да, она начала реновацию, ну давайте тогда поймём, что нам нужно из Москвы и Петербурга вернуть назад в те регионы многие юридические регистрации фирм, предприятий, производств, которые перекочевали из моего Омска в Петербург, и налоги платят в Петербурге, налоги платят в Москве, не оставляя ничего по месту жительства. Вот наш Омский нефтезавод, наша бывшая Сибнефть. Как только её перевели из Омска, мы лишились сразу 30 млрд. Извините, эта дыра в бюджете не может быть восполнена просто так. Конечно, эти 30 млрд. осваивают на реновации в Петербурге или в Москве. Когда в провинции нашей вы будете строить? Поэтому тут есть проблемы, которые загадочным путём не затрагиваются в дискуссиях о московской реновации. Может быть, потому что эта проблемы очень острые. Но их надо решать. 

Дина Назарова:

Сергей Николаевич, у нас остаётся совсем мало времени, я тогда хочу задать вам ещё вопрос. В октябре этого года вы принимаете участие в международном конгрессе недвижимости и инвестиций в Мюнхене. Он пройдёт, насколько мне известно, уже второй раз в этом году. Он собирает большое количество проектов, связанных с получением резидентства за вложение в недвижимость, за инвестиции в недвижимость. Это и какие-то сейчас такие основные, может быть, самые горячие и интересные предложения, как кипрская программа, как Черногория, которая открыла свою программу, так и какие-то более редкие, неоднозначные предложения, как, например, Эстония или Вьетнам и т.д. Где будет также представлена программа инвестиций в так называемые Pflege immobili, то есть дома для престарелых в Германии. Ваше участие, ваша задача на конгрессе, что вы там будете делать?

Сергей Бабурин:

Спасибо за вопрос, я искренне благодарен тем организаторам, которые пригласили меня на октябрьскую часть конгресса и на ту часть, которая будет в ноябре в Берлине. Там два действительно важных этапа. Конгресс по недвижимости и инвестициям. Я там буду, конечно, как почётный гость, прежде всего, как человек, политик, заинтересованный в сотрудничестве России с Германией. В сотрудничестве России с теми предпринимателями, которые вопреки всем запретам идут на такой контакт и готовы обсуждать проекты с инвестициями российскими в их странах и их инвестициями в России. Я вообще убеждён, что от отношений между Россией и Германией во многом зависит будущее Европы. Потому что как только Россию и Германию ссорили, это кончалось, вплоть до мировых войн. Как только мы работали в обстановке сотрудничества, взаимного доверия, это создавало в Европе атмосферу стабильности и мира. Я за то, чтобы сегодня Германия преодолела предубеждения в отношении России. Чтобы и Германия, и другие страны, конечно же, выходили из санкций. Вот мы говорим, что мы переживём. Да мы переживём даже эти санкции, но давайте все же выстраивать нормальные отношения, доверительно, давайте доверять друг другу. Мы же понимаем, что Россия не собирается захватывать Европу, и мы надеемся, что Европа не собираются захватывать Россию. Но Россия рассчитывает, что мы будем равнодостойный диалог вести, что нами не будут пытаться командовать, как это был при Горбачёве и Ельцине. Вот поэтому я там буду, я надеюсь, что там будет представлен широкий круг и российских предпринимателей, деловых кругов, и их партнёры. И самое главное, чтобы и российский бизнес, и европейский бизнес действительно услышали друг друга, поверили в возможность сотрудничества честного, взаимовыгодного сотрудничества. Вот эту задачу я буду решать в эти поездки. 

Дина Назарова:

В этом году, например, Лех Валенса был также почётным гостем крупнейшей международной выставки недвижимости Mipim во Франции. Но конечно, Лех Валенса, скажем так, является представителем того государства, которое существует в той же экономической зоне, что и Франция. Посмотрим, как это будет в октябре и в ноябре в Мюнхене, Берлине. Спасибо большое за то, что вы пришли к нам сегодня на эфир. 

Сергей Бабурин:

Спасибо за приглашение. 

Дина Назарова:

Я напомню для наших гостей, что сегодня в гостях у нас был Сергей Николаевич Бабурин, кандидат на выборах Президента 2018, народный депутат Государственной Думы, Член Совета Республики Верховного Совета Российской Федерации. С вами была Дина Назарова, увидимся через неделю. Пока!