Мой друг художник и поэт...

14 июля 2017, 13:00

Given & Stolen (Подаренное и Украденное)

Игорь Верещагин - знаменитый российский фотограф, официальный фотограф The Rolling Stones
Говорим - о рок-фотографии и не только...


Открыть чат
comments powered by HyperComments



Олег Алехин: Добрый день, дорогие друзья.

 С вами ваш любимый Mediametrics и, как всегда по пятницам, правда, не в 14-00, а в 13, программа «Мой друг художник и поэт», и я ее ведущий, Олег Алехин.

 Сегодня у меня замечательный гость, потрясающий, я бы сказал, гость – знаменитый российский фотограф Игорь Верещагин.

 Игорь, здравствуйте, добрый день.

Игорь Верещагин: Добрый день.

 

Олег Алехин: Спасибо, что пришли. Прежде всего, хочу поздравить с прошедшим, буквально на днях, в среду, нашим, - видите, как я примазался, - нашим профессиональным праздником – Международным днем фотографа.

Игорь Верещагин: Да, спасибо.

 

Олег Алехин: Было очень много откликов в Facebook, в том числе и Ваш, я там видел, Ваши, эти самые, публикации.

Игорь Верещагин: Хотя у меня и свой собственный есть день фотографа.

 

Олег Алехин: Какой?

Игорь Верещагин: Он ровно на месяц раньше этого – 12-го июня.

 

Олег Алехин: С чем это связано?

Игорь Верещагин: У меня есть конвертик, в котором есть отрезок пленки из четырех кадриков, в котором написано – « Я и Маша. Снимал Игорь. 1957 год 12 июня. Братск».

 

Олег Алехин: Я вспомнил, это Ваш папа, да?

Игорь Верещагин: Да, да. Это мой папа, поэтому…

 

Олег Алехин: Здорово. Тогда сразу, что называется, первый вопрос, пусть такой традиционный, но, тем не менее, я должен его задать. Во сколько лет Вы взяли в руки фотоаппарат?

Игорь Верещагин: Ну, сознательно, видимо, это было в классе в третьем, в школе. Не знаю, увлекались всегда всякими шпионскими делами, и любимые фотоаппараты были это вот Вега, Киев Вега – такие маленькие…

 

Олег Алехин: Чтобы можно было исподтишка кого-то застать.

Игорь Верещагин: Да. Это вот был такой, ну, фотоаппарат сделанный, подсмотрев у Минольты, у Минокса, вот такой маленький, на 16-ти миллиметровую пленку. Но у меня сохранились еще несколько пленок, там, и несколько кадриков есть, селфи, которое я сделал в зеркало этим фотоаппаратом.

 

Олег Алехин: Архив жив?

Игорь Верещагин: Ну, не весь, но много, да.

 

Олег Алехин: Ну, понятно, что не весь. А что вообще нравилось снимать больше всего, что-то конкретное или же, что называется, как акын, что вижу, то и пою?

Игорь Верещагин: Ну, друзей, как обычно.

 

Олег Алехин: В основном друзей, да.

Игорь Верещагин: Да, друзей.

 

Олег Алехин: На что сейчас снимаете, там, быть может, Canon, Nikon, не знаю, там?

Игорь Верещагин: Нет, сейчас я снимаю…

 

Олег Алехин: Мания или Хассельблад, например?

Игорь Верещагин: Нет, это у меня Leica и Sony, вот две камеры…

 

Олег Алехин: Leica и Sony, да?

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Неожиданно. Особенно Sony, вот как-то вот.

Игорь Верещагин: Ну, Sony это…

 

Олег Алехин: Оптика Цейс, поэтому?

Игорь Верещагин: Оптика Цейс, во-первых, я могу ставить на Sony оптику от Leica.

 

Олег Алехин: А вот так, взаимозаменяемые.

Игорь Верещагин: Через переходник, да. Это без зеркальные камеры, которые маленькие, незаметные, бесшумные.

 

Олег Алехин: А вот сейчас вот с Вами это что?

Игорь Верещагин: Это Leica монохром.

 

Олег Алехин: А, Leica и есть как раз?

Игорь Верещагин: Да, который снимает только черно-белые и цветное не умеет он снимать, то есть вообще.

 

Олег Алехин: Да, и не особо хочется.

Игорь Верещагин: Да. Ну, да. Но когда хочется, то у меня вот Sony есть.

 

Олег Алехин: Sony, да. Sony с цветом дружит. Согласен.

 Игорь, вот фотографий существует достаточно большое количество, жанров там- пейзажи, портреты, хроника, жанровая, постановочная фотография и так далее, и так далее, и так далее. Там, целая, целая это самое…

 А что Вас больше всего привлекает, что, вот как бы Вы охарактеризовали свой, ну вот, основной жанр, что ли? Я понимаю, что Вы снимаете разное, но есть же какой-то основной жанр?

Игорь Верещагин: Ну, основной это, ну, тоже не один, как бы, - это концерты, даже сейчас не столько концерты, сколько за кулисье концертов. Вот так я бы сказал. Потому что, вот раньше…

 

Олег Алехин: Кухня так называемая.

Игорь Верещагин: Да, раньше было очень интересно снимать концерт, потому что не побывавший на нем, уже не мог увидеть, что это происходит. Сейчас это тиражируется, естественно, и с помощью телевиденья, DVD и выходит – все, в общем-то, можно увидеть, нормально. Другое дело то, что происходит за кулисами, за сценой…

 

Олег Алехин: По-прежнему остается…

Игорь Верещагин: Да, вот. И поэтому мне очень это интересно. Ну, и конечно, street фотография, то есть…

 

Олег Алехин: Уличная.

Игорь Верещагин: Уличная, да. Такие сценки и еще…

 

Олег Алехин: Жанровые, да?

Игорь Верещагин: Да. И еще семейная фотография, это тоже важный для меня, это важный пункт.

 

Олег Алехин: Ваша семья или вообще семья?

Игорь Верещагин: Нет, моя. Я думаю, у каждого должен быть вот…

 

Олег Алехин: Семейный альбом.

Игорь Верещагин: Такой семейный альбом, да.

 

Олег Алехин: Неожиданно, неожиданно. Ну, что же я предлагаю посмотреть некоторые Ваши работы, а вы, если это возможно, так сказать, прокомментируете. Хорошо? Так у нас пока техническая накладка, поэтому продолжаем.

 Я вот о чем хотел сказать, что вот Вы свои работы представляете зрителям, как правило, есть и цветные фотографии, но все-таки подавляющее большинство это чб, черно-белые. Вот. Чем это обусловлено, чем это продиктовано, вот, именно, выбор черно-белого изображения?

Игорь Верещагин: Ну, наверное, таким вот бекграундом, потому что начинал, когда я заниматься фотографией и видел все это в основном в черно-белом таком…

 

Олег Алехин: Это такой некий ретро отсыл?

Игорь Верещагин: Да, некий ретро отсыл и потом, мне кажется, что в цветной фотографии, цветная нужна только тогда, когда ты видишь, что точно без цвета нельзя.

 

Олег Алехин: То есть когда он не отвлекает, а наоборот?

Игорь Верещагин: Да, когда он…

 

Олег Алехин: Дополняет

Игорь Верещагин: Важная часть фотографии. Если же, например, смотришь можно цветную, можно черно-белую – я конечно черно-белую. Это потому что, как бы, в этом случае он просто отвлекает. Ну, и в черно-белой как-то меньше сиюминутности такой.

 

Олег Алехин: Так, что у нас заработало все? Можем начинать? Первый блок слайд-шоу Игоря Верещагина. Так, это что у нас?

Игорь Верещагин: Да, это называется «Против течения».

 

Олег Алехин: Дальний в капюшоне.

Игорь Верещагин: Да, это подземный переход на Курском вокзале. Мне понравилось, как вот, вся публика идет в одну сторону и..

 

Олег Алехин: Всегда есть тот, кто идет…

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Ага, хорошо.

Игорь Верещагин: Это Лева «Би-2»

 

Олег Алехин: Лева «Би-2», точно.

Игорь Верещагин: Да, это снято давно в 2001 году под Ригой. Снимали клип «Би-2», я с ними поехал. Это, этот кадрик снят во внутренний Монголии, а провинции Китая, где снимался фильм «Монгол» Бодрова старшего. Вот. Чудовищная мелкая пыль, которая забивала все что можно и люди ходили буквально вот так.

 Это очень старый кадрик, это моя дочка и мы только что закончили институт, и это между, где-то Братском и Иркутском. Вот это вот.

Это тоже моя дочка. Я говорил про семейную фотографию. Очень важно, чтобы…

 

Олег Алехин: Ну, это человек легенда.

Игорь Верещагин: Это человек, да.

 

Олег Алехин: Ринго Стар. Один из Битлов.

Игорь Верещагин: Да, Ринго, во второй приезд в Москву. На первом мне, к сожалению, не удалось пофотографировать, состав был чудовищно хороший.

Эта сценка снята в Брайтоне, такой морской город в Англии.

 

Олег Алехин: Не путать с Брайтон Бич.

Игорь Верещагин: Да, никак. Это Момбаса, это Кения.

 

Олег Алехин: Кения?

 Игорь Верещагин: Да, уличная сценка такая.

 Ну, это место, наверное, все москвичи знают.

 

Олег Алехин: Да, да. Парк имени кое-кого

Игорь Верещагин: Да, да, да. Парк Горького отдыха, как его называют.

 

Олег Алехин: Парк горького отдыха…

 Свиблову узнаю, а кто с ней?

Игорь Верещагин: А это Элиот Эрвит, это один из моих кумиров. Он приезжал на открытие своей фотовыставки в Мультимедиа Арт музее.

 

Олег Алехин: Директором коего является Ольга Свиблова.

Игорь Верещагин: Это сценка во время дождя на Николиной горе, пацанам дождик не страшен.

 

Олег Алехин: Не страшен, да. Ну, и вот эта очень смешная.

Игорь Верещагин: Да, это мой внук. В Греции я читал какой-то мастер-класс, и вот во время подготовки этого ему делать нечего было, он лазил, я сфотографировал.

 Эта сценка тоже, мои друзья все. Здесь это Кирилл Моделевский, это Наташа Шанецкая. Кирилл сейчас занимается группой Ту Сан Билианс, наверное, слышали.

 

Олег Алехин: Нет, к сожалению, не слышал.

Игорь Верещагин: Скрипка, гитара, такая олд мьюзик очень…

 

Олег Алехин: Два сибиряка, да?

Игорь Верещагин: Да, да.

 

Олег Алехин: Нет, не слышал. Это потрясающая вещь. Потрясающая. Александр Борисович Градский, там вот.

Игорь Верещагин: Нет, это не Градский.

 

Олег Алехин: Не Градский? Удивительно

Игорь Верещагин: Нет. Это Саша Смирнов. А в центре сидит Соня Кругликова, замечательный звукорежиссер и преподаватель в Гнесинке. А над ними парит мой друг и продюсер Сергей Смолин.

 

Олег Алехин: На длинной выдержке снято. Я был в полной уверенности, что это Градский. Вот это, да.

Игорь Верещагин: Да, да, да. Это юбилейная выставка. Посмотрите, вот рука…

 

Олег Алехин: Да, я сначала думал, что это какая-то женщина и никак не мог понять.

Игорь Верещагин: Да, да, да. Это Владимир Вяткин на своей выставке, а сзади фотография Степана Керта, по-моему, но я не помню, в общем, это было тяжелое такое…

 

Олег Алехин: Когда было землетрясение.

Игорь Верещагин: Землетрясение, да.

 

Олег Алехин: Это 88-ой год, по-моему.

Игорь Верещагин: Наверное, так. А это, вот, в процессе записи. Мы долго записывали проект, который называется Индия инсайд, очень интересный, и там несколько фотографий из него. Это тоже Соня. Дело в том, что записывался он и в Москве, и в Индии, и в Лондоне городе Бокс, под Лондоном у Питера и Гебриэла. Было очень интересно. Это в Мосфильме, там тоже огромный.

 А это уже продолжение как бы записи, это уже в Лондоне, бар который примыкает к студии Стронг Рум, знаменитая студия. А это Боря Назаров, знаменитый электронщик, сейчас он живет в Нью-Йорке, но в Москве его тоже очень многие знают.

 

Олег Алехин: Давайте прервемся ненадолго. Буквально на пару слов, я хотел прокомментировать, что я увидел. Вот глядя на ваши фотографии, да, невольно вспоминаешь о двух принципах, о таких, вернее, двух принципиальных подходах, что ли, в искусстве, не важно там, в изобразительном, в искусстве музыкальном, не важно. Таком, так называемом, Западном и Восточном. Принципиально у них разница в том, что для Восточного характерно некое состояние, тогда как для Западного характерно эмоция. Ваши работы они чрезвычайно эмоциональны, прям настолько, что это как-будто это какой-то микрофильм, вот, да, с продолжением, с каким-то пред, как это называется, с предисловием каким-то. Просто вот вырванный кусочек, яркий, эмоциональный, потрясающий.

Игорь Верещагин: Могу согласиться.

 

Олег Алехин: То есть а вот, вообще, эмоция это для вас как бы, это что, ну то есть это. Я хотел сказать о чем, что в фотографии любой, да, вот мы перечисляли сегодня существующие жанры. Существуют некие критерии, которые отличают хорошую фотографию от посредственной, да, ну, прежде всего технические - там, яркость, насыщенность, контраст, там, ритм световой, воздушные перспективы и так далее, и так далее. Конкретно, вот скажем, для вашего жанра, еще там, присуще эмоция, там.

А что еще?

Игорь Верещагин: Ну, вообще, для меня хорошая фотография это всегда случайность. Должна быть какая-то случайность.

 

Олег Алехин: Удача.

Игорь Верещагин: Удача - да. Какой-то момент такой, неожиданный для снимающего. Потому что если это все выверено, как, например, я не знаю, съемка натюрморта, да, или какая-то рекламная, мне это совсем не интересно. И даже если идет студийная съемка все равно хочется поймать момент неожиданности какой-то, абсолютно, чтобы присутствовала случайность. Вот это вот для меня очень важно.

 

Олег Алехин: То есть вы верите все-таки в удачу?

Игорь Верещагин: Да, верю.

 

Олег Алехин: Здорово. Ну, что продолжим, можно нам еще, будьте добры, покажите нам еще немножко.

Игорь Верещагин: Это Лондон. Типична такая сценка. Я люблю снимать людей с собаками. Это, просто, как-то всегда очень трогательно.

 Это Андрей Васильев, бывший директор, издатель «Коммерсанта», а сейчас гражданин.

 

Олег Алехин: Новгородцев.

Игорь Верещагин: Сева Новгородцев на своем 75-тилетие в Лондоне. Замечательное событие.

 

Олег Алехин: А в очках его какой-то?

Игорь Верещагин: Его друг.

 

Олег Алехин: Энни Лейбовиц.

Игорь Верещагин: Энни Лейбовиц.

 

 Олег Алехин: Самая дорогая фотограф.

Игорь Верещагин: Да, это в Москве. Она читала здесь мастер класс.

 

Олег Алехин: Мастер класс читала.

Игорь Верещагин: Это мой друг. Иван Новоженов, тоже замечательный художник, которого уже давно нет с нами. Но по Америке ездила выставка – Два русских художника Эрнст Неизвестный и Иван Новоженов.

 

Олег Алехин: Началось уже. Да, вот это очень мне нравится.

Игорь Верещагин: Да, это сценка в метро, я снял ее не так давно, в общем-то, ну, удивительно тоже.

 

Олег Алехин: Такая светлая.

Игорь Верещагин: Это Земфира.

 

Олег Алехин: Земфира Талгатовна.

Игорь Верещагин: На своем первом концерте в Олимпийском. Первый большой концерт.

 

Олег Алехин: Это год какой-то, наверное…

Игорь Верещагин: Это 2000, видимо.

 

Олег Алехин: Очень давний.

 Игорь Иванович Сукачев.

Игорь Верещагин: Да. Это мы с Гариком целый день бродили по Москве, снимая обложку к его, тогда новой, пластинке « Мой Высоцкий». И вот это один из вариантов.

 

Олег Алехин: Да, здорово.

Игорь Верещагин: А это тоже Гарик, это конечно в мастерской Андрея Шарова, там всегда весело, там всегда собираются друзья.

 А это вот, пожалуйста, про случай. Я ехал в автобусе, это в Голливуде и мне понравилась эта надпись, да, я сфотографировал и только после того, как я посмотрел на картинку в компьютере, я увидел, что там стоит, буквально, Мерлин Монро.

 

Олег Алехин: Да, да, да. Современная Мерлин Монро.

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Селфи.

Игорь Верещагин: Да. Это тоже в Калифорнии, Нью-порт Бич, по-моему.

 Это вот Индия инсайд, большой симфонический оркестр. Записывались долго, так упорно. Вот, это сценка оттуда.

 Ну, это.

 

Олег Алехин: Да, без комментариев.

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Вообще, за гранью, просто, экспрессии. Могучий Игорь Иванович, могучий. Здорово, здорово, здорово, здорово.

 Игорь, я вот, вот смотрите, закончили этот просмотр как раз на фотографии рок звезды, да. И вот я хотел сказать, что отдельным пластом вашего творчества, как бы да, как раз является фото рок звезд. Почему именно рок звезды музыканты? Полагаю, вы любите рок музыку или не только поэтому?

Игорь Верещагин: Только поэтому, видимо, потому что…

 

Олег Алехин: Только поэтому.

Игорь Верещагин: Да, я с детства, это началось очень давно…

 

Олег Алехин: А что, в обще, было раньше рок музыка или фотография?

Игорь Верещагин: Рок музыка, конечно, потому что в Сибирь нам долетали отголоски рок музыки по радио и мы переписывали друг у друга с лент, а изображения музыкантов практически не было. И мы все…

 

Олег Алехин: Домысливали.

Игорь Верещагин: Домысливали, как они выглядят, как они себя ведут, все такое. Мне очень хотелось знать как это все. Вот, видимо, одно из побудительных моментов, ну, то есть вот рок музыка вошла, значит, в мою жизнь вместе с Битлз.

 

Олег Алехин: Ну, да, конечно.

Игорь Верещагин: Стоунс это уже 63-64-й год, все это я слушал.

 

Олег Алехин: То есть фактически, параллельно с их творчеством.

Игорь Верещагин: Нет, я слушал все пластинки Битлз, Стоунс, все в реальном времени, когда они выходили.

 

Олег Алехин: Онлайн, что называется.

Игорь Верещагин: Да, да.

 

Олег Алехин: То есть я-то чуть-чуть по моложе, я это все слушал с неким таким сдвигом по фазе, там лет на пять, на семь. Вот так вот, на семь даже.

Игорь Верещагин: Ну, вот, я, наверное, из тех, кому очень повезло в этом плане, потому что как раз…

 

Олег Алехин: Как раз ваше поколение, да?

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Здорово. И скажите такую вещь – бывает ли так, что еще не видя результата, то есть не видя фотографию, в напечатанном виде, а лишь нажав затвор фотоаппарат, Вы уже отчетливо понимаете, что это будет, что называется, как говорится, бомба?

Игорь Верещагин: Да, бывает, но после этого бывает и разочарование. Но, как правило, ну, конечно, ты знаешь что, да, это должен быть снимок замечательный. Но могут быть не большие технические погрешности, которые полностью рушат снимок. Ну, например, там кто-то…

 

Олег Алехин: Но для этого существует фотошоп, вы пользуетесь?

Игорь Верещагин: Нет. Фотошопом я не пользуюсь.

 

Олег Алехин: Не ретушью, ничего, нет?

Игорь Верещагин: Нет.

 

Олег Алехин: Ну, а там, просто, баланс, контраст?

Игорь Верещагин: Это само собой.

 

Олег Алехин: То есть это есть да? Но никакой…

Игорь Верещагин: Да. Ну, то есть это не фотошоп, у меня программы фотошоп нет вообще, потому что. Нет. Фотошоп это программа не для фотографов, это программа для дизайнеров.

 

Олег Алехин: Для издателей, конечно.

Игорь Верещагин: Да, а такие чисто фотографические, вот эти, вот, да, для обработки, собственно изображения, а не манипулирование изображением. Вот, вот.

 

Олег Алехин: Принципиальная разница, конечно. 

Игорь Верещагин: А так вот да, казалось, что будет снимок гениальный, - момент, все, - а получается, например, глаза закрылись не синхронно у кого-то, бывает такое, или что-то. Ну, все рушит снимок, в общем. Хотя все остальное идеально, но вот все равно в корзину. Бывает.

 

Олег Алехин: В корзину, да. Обидно.

Игорь Верещагин: Да.

 

Олег Алехин: Но бывает и наоборот?

Игорь Верещагин: Да, конечно, бывает вот это чудо, да.

 

Олег Алехин: Момент истины, да.

Игорь Верещагин: Даже вот не видишь этого при съемке, а потом разглядываешь, а оказывается оно вот что. У меня недавно было. Вот в Нью-Йорке я, не знаю, могу на телефоне показать, кадрик, я снимал просто сидящих, где-то проходили мимо Рокфеллер Центра и сидело два дядьки в похожих позах, я думаю, дайка я сфотографирую и я покажу, что получилось в конечном результате, очень интересно, конечно.

 

Олег Алехин: Вы пока ищете, я пока задам следующий вопрос, вот. Ну, вопрос, собственно говоря, лежит на поверхности. Есть ли любимые, назовем так, фотомодели, такие как, например, Игорь Иванович Сукачев?

Игорь Верещагин: Ну, конечно, да.

 

Олег Алехин: Кто еще, если из любимых таких, проверенных? Которые не подведут?

Игорь Верещагин: Во-первых, это Ян Андерсон из Jethro Tull…

 

Олег Алехин: Это великий человек. Я был на его концерте в Крокусе, когда они приезжали. Это космос. Это, вообще, космос.

Игорь Верещагин: Да, да, да. Ну, и… Ну, много таких людей, если честно говоря, потому что…

 

Олег Алехин: Ну, еще кого-нибудь хотя бы назовите, там.

Игорь Верещагин: Ну, Сергей Воронов.

 

Олег Алехин: Да, Сергей, великий музыкант, да. Умеет эпатировать публику в хорошем смысле.

Игорь Верещагин: Вот я снимал двух сидящих, и посмотрите, что получилось. Вот этих людей, который идут за, я не видел, абсолютно.

 

Олег Алехин: Они расширили пространство, развернули.

Игорь Верещагин: Да, симметрия такая, вообще, удивительная.

 

Олег Алехин: Почти что постановочная.

Игорь Верещагин: Да, да, да.

 

Олег Алехин: Здорово. Это вот из разряда удач таких, да?

Игорь Верещагин: Да, да.

 

 

Олег Алехин: И скажите, пожалуйста, вот нажали мы на кнопочку, правильно говорить затвор, ведь на этом процесс не заканчивается. Я хотел сказать вот о чем, считаете ли Вы важным участие фотографа, автора снимка, в лабораторной, так называемой в предпечатной, подготовке фото. Ну, понимаете о чем я говорю.

Игорь Верещагин: Да, да.

 

Олег Алехин: Насыщенность, там контрастность…

Игорь Верещагин: Да, да, да, конечно.

 

Олег Алехин: Пережата чуть-чуть, не пережата, чтоб там воздух…

Игорь Верещагин: Абсолютно, это только фотограф и должен делать.

 

Олег Алехин: Или же Вы просто доверяетесь, отдаете в лаборатория и доверяетесь…

Игорь Верещагин: Нет.

 

Олег Алехин: То есть вы сами?

Игорь Верещагин: Конечно.

 

Олег Алехин: Либо Вы присутствуете там, где происходит принт или дома?

Игорь Верещагин: Нет, нет. Все сам делаешь.

 

 

 Олег Алехин: То есть вы отдаете уже полностью готовый файл?

Игорь Верещагин: Да. Другое дело, если, например, печатаешь книгу, то отдаешь готовые файлы, но люди еще добавляют свои кривые, учитывая особенности…

 

Олег Алехин: Профиль машины, да?

Игорь Верещагин: Да. Профиль машины, да. А так она должна быть…

 

Олег Алехин: Естественно, которого вы знать не можете, да вам это знать и не нужно.

Игорь Верещагин: Конечно, да, да, да. Так что фотография делается полностью…

 

Олег Алехин: Под ключ?

Игорь Верещагин: Под ключ. Да, не иначе.

 

Олег Алехин: Здорово.

 Согласны ли Вы, что специфика фотографа, скажем вот, в отличие от того же художника это, как это ни парадоксально, это выбор. То есть вот насколько…

 Игорь Верещагин: Особенно сейчас.

 

Олег Алехин: Насколько он для Вас труден, этот выбор? Когда вот Вы на цифру снимаете, Вы можете нажать, условно говоря, 10-20 раз подряд, а потом надо выбрать.

 

Игорь Верещагин: Вот это сейчас. Выбор, в общем-то, основная трудность, сейчас, особенно, в цифровой фотографии. Потому что, когда снимали на пленку, ну, берешь, допустим, 10 катушек на концерт и это считается, в общем-то, очень прилично и по деньгам и все это, да.

 

Олег Алехин: Ну, конечно.

Игорь Верещагин: Это 360 кадриков. Сейчас 360 кадриков с концерта.

 

Олег Алехин: Ни о чем, 1000 там, 1500.

Игорь Верещагин: Поэтому это очень важно и тут, конечно, желательно, чтобы и компьютер был достаточно мощный, чтоб можно было быстро искать и сравнивать, но это сложное дело сейчас. И нужно себя заставлять лишнего, более ответственно подходить к съемке. Слишком доступно сейчас это все.

 

Олег Алехин: Вот я хотел сказать, вот, да, что сейчас, с развитием этих всяких электронных гаджетов всевозможных, там, интернета, да, ну, практически каждый мнит себя фотографом, да. Поэтому мы, что называется, живем в каком-то, не знаю, в мире какого-то информационного фото и видео шлака. Как вот к этому относитесь?

Игорь Верещагин: Ну, я, в общем-то, достаточно положительно отношусь, потому что есть из чего выбрать, когда есть…

 

Олег Алехин: Когда есть выбрать, а когда это просто вот мутный поток валится и как от этого можно спастись?

Игорь Верещагин: Ну, как…

 

Олег Алехин: Не обращать внимание на это?

Игорь Верещагин: Ну, да, во-первых, я думаю что все-таки те, кто снимают и выкладывают свои снимки в сеть или на площадки, доступные для других, все-таки они думают, что да это интересно, хотя бы с их точки зрения. Поэтому, ну, для меня важен критерий – это мне нравится, и если это мне нравится, для меня это все – конечный критерий. Я думаю, что те люди, которые вот это вот выкладывают, им тоже это нравится, но это не значит, что должно нравиться и мне.

 

Олег Алехин: Понятно. Естественно…

Игорь Верещагин: Ну, конечно, вот трудно стало с тем, что очень много фотографий и сайтов фотографических. Если вот так вот заглянуть, просто, ну у каждого своя аудитория какая-то, просто.

 Выбор это да. Да и в музыке тоже самое сейчас, посмотрите сколько каждый день выходит альбомов, песен в ротацию поступают, это же очень…

 

Олег Алехин: А вы не связываете, я просто хотел чуть-чуть отвлечься от фотографии, ну мы же и про музыку говорим в том числе.

Игорь Верещагин: Да, конечно.

 

Олег Алехин: Вот Вы не связываете тот факт, что музыки выходит неимоверное огромное количество, по сравнению с теми же 60-70-ми годами, да, вот, такое резкое падение ее значимости и влияния, скажем, на умы, если можно так выразиться. Выходит очень много какой-то пены, очень много какого-то музыкального шума, который и музыкой-то назвать иной раз трудно.

Игорь Верещагин: Ну, вообще, видимо это так, но и нельзя отрицать, что в 60-е это был феноменальный какой-то момент для музыки…

 

Олег Алехин: Речь идет, исключительно, о роке, блюзе, там, да?

Игорь Верещагин: Да, да, да. Но и джаз…

 

Олег Алехин: Я сказал рок, блюз, джаз.

Игорь Верещагин: Вот, потому что не было, практически, плохих групп. Удивительно.

 

Олег Алехин: Вот удивительно.

Игорь Верещагин: Но это, конечно, знамение времени, это послевоенные годы, когда у людей была острая потребность в мирной жизни, в новом, в свободе.

 

Олег Алехин: В свободе в особенности.

Игорь Верещагин: Да. Ну, не знаю, сейчас, конечно, этот вот, каждый может записать пластинку, выпустить, но если это настолько сильное желание, что да, я не могу этого сделать, то да, конечно, пожалуйста.

 

Олег Алехин: В себе держать, да.

Игорь Верещагин: Выпускайте. Но значимости музыки для жизни, конечно, она сейчас уменьшилась значительно. Вот. Сейчас никто так не будет обсуждать ни какой самый знаменитый альбом, как вот обсуждали «Сержанта» у Битлз, просто, это трудно представить, чтобы это каждая газета, журнал откликнулись на это событие и каждый человек, который услышал эту пластинку он запомнил, когда это было. Сейчас такого нет. Видимо, вот все-таки размылось из-за этой мультимедийности наше восприятие острое музыки тоже.

 

Олег Алехин: Да, полностью согласен. Так у нас немножко так сказать со временем, как всегда, поэтому давайте немножко по активнее, по активнее. Я хочу, вот держу в руках вот эту замечательную книгу, которая, если не ошибаюсь 7-го июня, совсем недавно, была презентация этой книги – ваш фотоальбом, называется «Игорь Верещагин Given & Stolen», это переводится как подаренное и украденное. Сюда вошли вот ваши лучшие фотоработы именно из мира музыки или же. Так давайте так, чтоб я ничего не напутал, Вы сами прокомментируйте, а я с удовольствием послушаю.

 Игорь Верещагин: Ну, здесь есть три составных части. Первая часть это фотографии, сделанные еще в Советском Союзе,

 

Олег Алехин: То самое ретро, да?

Игорь Верещагин: Да. Вторая часть это вот street фотография и еще большая часть это музыканты, в основном, все-таки, рок музыканты.

 

Олег Алехин: Давайте, быть может, посмотрим хоть некоторые работы, а Вы прокомментируете, да?

Игорь Верещагин: Саша Васильев.

 

Олег Алехин: Саша Васильев, Сплин. Еще молодой здесь.

Игорь Верещагин: Да, люблю его снимать, да, это давнишняя 6 на 6, снято на пленку. Это Стоун, в первые секунды, можно сказать, после приземления, это Внуково, их самолет, на котором они прилетели, вот они, только что подошли.

 

Олег Алехин: Мы к Ролинг Стоунс еще в конце, потом отдельно вернемся, хорошо?

Игорь Верещагин: Андрей Макаревич.

 

Олег Алехин: Андрей Макаревич, Андрей Вадимович, да, конечно.

Игорь Верещагин: Приехал к моему другу на день рождения, вот, и я его тут сфотографировал.

Это на крыльях Bloodhound Gang. Они, конечно, эпатировали так, что другие снимки и показывать страшно.

 А это Nine Inch Nails.

 

Олег Алехин: Ногти. Девятидюймовые ногти.

Игорь Верещагин: Да, да, да. И тут тоже, интересно что, запрещали фотографировать, я с телевиком за толпой фотографировал и вдруг смотрю, меня несут под руки. Это оказывается охрана у них своя собственная, меня вынесли.

 

Олег Алехин: Конфисковали, нет?

Игорь Верещагин: Нет, ничего.

 

Олег Алехин: Просто вынесли? Ну, это да. Игги Иванович Поп.

Игорь Верещагин:  Да. Скоро будет снова здесь.

 

Олег Алехин: Собственно, на обложке, да. А это Илья Лагутенко?

Игорь Верещагин: Лагутенко. Да. И Шура Би-2.

 

Олег Алехин: Илья Игоревич.

Игорь Верещагин: И Саша Понамарев.

 

Олег Алехин: Да, и Би-2 Шура. Чайфы?

Игорь Верещагин: Чайфы, да. Всегда весёлые, всегда позитивные.

 

Олег Алехин: Веселые, не путать на веселе.

Игорь Верещагин: Чек Берри и девочка, которую я таки нашел, спустя …

 

Олег Алехин: Вы нашли ее, да?

Игорь Верещагин: Да, спустя двадцать лет, с помощью газеты «Метро».

 

Олег Алехин: К сожалению, недавно ушедшая от нас, совсем недавно.

Игорь Верещагин: Да, да, да.

 

Олег Алехин: Кончаловский, да?

Игорь Верещагин: Кончаловский, да.

 

Олег Алехин: Андрон Кончаловский.

Игорь Верещагин: Тоже свежий снимочек, совершенно.

 

Олег Алехин: Ну, да, да я вижу, помню эти его ботинки. А вот опять Энни Лейбовиц.

Игорь Верещагин: Энни.

 

Олег Алехин: Опять Шура, но уже такой…

Игорь Верещагин: Нет, Саша, да, ну, да

 

Олег Алехин: Ой, да, да, да. Саша Васильев, но уже повзрослевший. Борис Борисович Гребенщиков, наше все.

Игорь Верещагин: Да, Борис Борисович, приглашает своих музыкантов после концерта.

 

Олег Алехин: На концерт, а после концерта уже.

Игорь Верещагин: В гримерку. Это Земфира на «Крыльях», закрывала как-то фестиваль.

 

Олег Алехин: Илья Кормильцев, да.

Игорь Верещагин: Илья Кормильцев, да.

 

Олег Алехин: Гениальный человек. Ну, вот это…

Игорь Верещагин: Миша Ефремов. Это была съемка к спектаклю «Анархия». А между вот, официальная, а я неофициально фотографировал рядышком. Вот это мой не официальный снимок.

 Ринго на пресс-конференции перед своим вторым концертом в Москве.

 

Олег Алехин: Человек кумир для меня, по крайней мере, человек легенда Роберт Плант. Вокалист легендарнейших Led Zeppelin, лучший всех времен и на родов. Да, все.

 Жалко, что так немного, просто, в силу того, что у нас времени не хватает. На самом деле тот же Джет Ротал, Элис Купер, Маккартни, Плант, а Плант был сегодня, Элиот Эрвит, ну, в общем, господи, всех не перечислить, поэтому если кто-то заинтересовался, я еще раз покажу вот эту книгу. Братцы, продается она в кинотеатре «Пионер», там на втором этаже книжный магазин и в «Доме книги».

 Игорь Верещагин: В «Доме книги» на Арбате и в галерее «Люмьер» будет и …

 

Олег Алехин: В галерее «Люмьер», вы имеете в виду в ЦДХ которая, или, которая на стрелке? На стрелке, да.

Игорь Верещагин: Нет, нет. На стрелке, да. В ЦДХ, наверное тоже будет, как и будет еще в Мома, на Остоженке,16.

 

Олег Алехин: А, в Мома, на Остоженке. И я так понял, что будет еще какая-то, какое-то мероприятие, посвященное презентации этой книги, по-моему, в МДК, вы говорили.

Игорь Верещагин: Да, это будет в «Доме книги» на Арбате.

 

Олег Алехин: Когда?

Игорь Верещагин: Я думаю, что это будет первого августа.

 

Олег Алехин: Ориентировочно, да?

Игорь Верещагин: Да, ну, да. Плюс, минус, ну где-то первого августа.

 

Олег Алехин: Книга потрясающая, во-первых, по содержанию, во-вторых, потому как она издана, я знаю, что она печаталась не в России, да. С чем это связано?

Игорь Верещагин: Да. Она печаталась в городе Верона, в Италии. Эта типография специализируется на выпуске фотоальбомов, и в особенности черно-белых альбомов, все люди, которые там работают в течении, ну, самый молодой это двадцать пять лет стажа. Поэтому печатают очень много и мне было очень лестно печататься в параллель с гигантами фотографии такими, как Элиот Эрвит, или Вивиан Майер, или Энни Лейбовиц, вот. Все это печаталось там.

 

Олег Алехин: Здорово, здорово. Я знаю, что Вы обладаете, если я правильно выражусь сейчас, званием или как это, вы меня поправьте, это звание официального фотографа The Rolling Stones.

Игорь Верещагин: Ну, это…

 

Олег Алехин: Это правда, да?

Игорь Верещагин: Это такая смешная правда, потому что это было на тех гастролях, когда в Москву приезжали Rolling Stones в 98-ом году и я был официальным фотографом, но вот даже результатов этого своего официального фотографирования я не видел, потому что…

 

Олег Алехин: Как? А вот только что мы лицезрели, когда они с самолета.

Игорь Верещагин: Это я снимал на общих основаниях, рядом стояло еще сто человек, да, так снимало. А вот то, что снималось в закулисье, да, я сразу отдавал пленку, не проявленную пленку Шерил Церетти, это пресс-агенту Rolling Stones, она утверждает, что отправила их мне спустя месяц, но я этих пленок не видал. Поэтому у меня остались и все кадры с пресс-конференции и с фотосессии на Васильевском спуске, и во время прилета, но вот тех фотографий я так и не увидел.

 

Олег Алехин: Главных.

Игорь Верещагин: Да. Ну, может они не такие и главные, потому что для меня главное это та фотография, где они первые минуты прилетели в Москву. Это, вообще, конечно, было невероятное событие для меня.

 

Олег Алехин: Еще бы! Я представляю, дрожь в руках.

Игорь Верещагин: Абсолютно, да.

 

Олег Алехин: Да, странно, удивительно, хотя не понятно. А я то, хотел у Вас узнать, как становятся личными фотографами тех или иных звезд, а оказывается.

Игорь Верещагин: Да, это самое, но здесь чтобы фотографировать любого западного музыканта, конечно, нужно договариваться с людьми, которые привозят их сюда.

 

Олег Алехин: С устроителями, да?

Игорь Верещагин: Да, с устроителями, потому что, ну, а больше не с кем договорится, в принципе.

 

Олег Алехин: У кого права, тот и…

Игорь Верещагин: Да, да, да. Но как правило, снимать в России всегда сложнее, чем за рубежом, например, я могу спокойно фотографировать в любом клубе джазовом в Нью-Йорке, да, и , в общем, никаких препятствий не ставится. А проделать то де самое в Москве, это сложнее значительно. Вот. Поэтому. И на концертах тоже как-то опекают и до, и после концерта.

 

Олег Алехин: И бывают конфликты, да?

Игорь Верещагин: Да. Конечно.

 

Олег Алехин: Я прочитал в каком-то интервью, вы рассказывали, как у Вас был конфликт со Стасом Наминым.

Игорь Верещагин: Ну, это такой, полу дружеский конфликт, как бы, но все равно наши организаторы могут диктовать очень жестко, да.

 

Олег Алехин: Жестко. Понятно. Я полагаю, что как у любого маститого художника, у каждого есть свой секрет мастерства какой-то такой. Можно услышать такой секрет от Игоря Верещагина, в чем вот главная ваша фишка и секрет?

Игорь Верещагин: Главный секрет – это всегда камера с собой, вот это вот главный секрет.

 

Олег Алехин: Здорово. Здорово. Ну, что же времени совсем не много, такой вопрос, что называется, на засыпку. Вы человек счастливый?

Игорь Верещагин: Думаю, да.

 

Олег Алехин: А каково оно, ваше представление о счастье?

Игорь Верещагин: Ну, это, это непосредственно связано у меня с семьей, с моими близкими, детьми, внуками.

 

Олег Алехин: У вас большая семья?

Игорь Верещагин: У меня всего одна дочь, но двое внуков и они уже достаточно взрослые, ну, и я не говорю об остальных, братьях, сестрах.

 

Олег Алехин: То есть большая?

Игорь Верещагин: Да, у нас большая семья получается, конечно.

 

Олег Алехин: Вы же сибиряк, там всегда семьи большие.

Игорь Верещагин: Но сибиряками мы стали с помощью наших родителей, потому что когда они переехали, они приехали строить Братскую ГЭС, вообще-то, у меня корни с Урала, я родился в Каменск-Уральском, предки мои, они, вообще, то, что называется сейчас Вятка.

 

Олег Алехин: Вятка.

Игорь Верещагин: Вятичи, да.

 

Олег Алехин: Понятно.

Игорь Верещагин: И, в общем, счастье в молодых поколениях, которые…

 

Олег Алехин: Здорово. Ну что же, пожелаем всем им добра, здоровья и процветания, всей Вашей огромной семье. Вам творческой не успокоенности, творческого долголетия, радуйте нас своими потрясающими, удивительными работами. Спасибо, за интересный рассказ, оказывается, Вы не только замечательно фотографируете, но еще и умеете все это подать. Мне было чрезвычайно интересно, надеюсь Вам тоже.

Игорь Верещагин: Спасибо.

 

Олег Алехин: И быть может, мы как-нибудь еще с Вами встретимся и поговорим о чем-нибудь.

Игорь Верещагин: С удовольствием. Хорошо.

 

Олег Алехин: Вот напоминаю, у нас в гостях был замечательный, знаменитый наш фотограф Игорь Верещагин. В заключении хочу, пока еще позволяет время, рассказать очень коротенький такой анекдот про фотографов, дабы закончить эфир на такой позитивной волне. Вот. Анекдот такой. Приходит в фотоателье пингвин и зебра. Фотограф спрашивает – Фото будем делать цветное? На что получает ответ – нет, достаточно черно-белое.

 Ну что же, с вами была программа «Мой друг художник и поэт» и я ее ведущий, Олег Алехин. Братцы, напоминаю, сегодня пятница, поэтому берегите себя. Всем пока.