Интернет-экономика

19 мая 2017, 21:00

Отражение цифровой реальности в СМИ: журналисты, аудитория, контент

Светлана Рагимова - главный редактор приложения IT Business Guide в газете «Коммерсантъ», со-основатель компании Get Impulse
Говорим об информационных поводах и осмыслении новостей в эпоху цифровых технологий, влиянии на бизнес-среду, панических настроениях в связи с долгожданным «восстанием машин» и новых звездах, пишущих об IT


Открыть чат
comments powered by HyperComments



Альбина Пылаева: Добрый вечер! В эфире «Интернет-экономика» на канале «Медиаметрикс». Как всегда по пятницам говорим о том, как информационные технологии интегрируются с самыми традиционными классическими отраслями рынка, как можно делать бизнес с помощью высоких технологий и его глобализировать. Сегодня у нас особый разговор, потому что в гостях у нас известный человек, журналист пишущий об IT. Это то, о чем мы говорим каждую нашу передачу, выискивая героев и темы, все это давным-давно известно Светлане Рагимовой, нашему гостю, главному редактору приложения об «IT Business Guide» в газете «Коммерсантъ» и со-основателю компании «Get Impulse». Это не все, что можно сказать о Светлане, потому что у нее много-много лет жизни в журналистике, несмотря на ее техническое образование.

Но Светлана сегодня нас интересует как источник информации, потому что ее приложения в «Коммерсанте» практически закрывает тему отрасли, тему IT как науки, тему IT как инструмент бизнеса и тема IT как просвещение. Так это или нет?

Светлана Рагимова: Совершенно верно, да. Конечно основная цель этого приложения информационных технологий в газете «Коммерсантъ»  это рассказать что-то рынке, российском рынке информационных технологий. Для чего это нужно? В первую очередь для самого рынка дл участников его, чтобы они были в курсе того, что происходит, увидели какие тенденции. Во  вторую очередь, это для людей, которые в принципе интересуются информационными технологиями.  Газеты «Коммерсантъ» и любая бизнес-пресса нацелена, прежде всего, на бизнес аудиторию, на ее запросы.

 

Альбина Пылаева:

Да, нам сегодня говорить, потому что у нас есть бренд «Коммерсантъ» и  даже если бы вы пришли сегодня работать над вашим приложением, все равно уже было бы что-то известно об аудитории, это деловое СМИ и аудитории известно. Но как журналист, как лицо, как персона,  всегда у пишущего человека есть еще и своя аудитория, потому что так сложилось, что в журналистике имя очень много значит, имя и тема соединяются вместе. Вот расскажите, почему IT в вашей жизни? Почему журналистика? И как это всё сложилось? Как это было вначале? Как это сейчас? И потому мы поговорим об очень много интересных тем от вас как носителя информации по IT сфере.

Светлана Рагимова: Спасибо. Моя история как всегда про случайности и не случайные случайности. Я писала всю жизнь, писала что-то в стол, просто любила писать, это мой навык, который… Сочинения в школе они мне всегда давались легко. Я получила образование как программист «computer science» магистр

 

Альбина Пылаева: Пять по физике и по математике, понятно.

Светлана Рагимова: Диплом с отличием. Но не смогла работать программистом, потому что меня больше интересовали люди, я хотела общаться с людьми, хотела узнавать их истории, сидеть просто за компьютером, даже если я бы создавала какие-то новые продукты и инновации и так далее, меня эта перспектива не очень привлекала. Поэтому ситуация так сложилась, что я начала писать. Начала писать я еще… Первая моя публикация вышла 1999 году, в журнале «Mobile news». Он был про гаджеты. Моя статья была про интернет-роуминг, это такая была услуга УАО, Американ он-лайн. Люди могли покупать сервис и приезжать в любую страну и получать, тогда была связь, в интернет входили через модем, то есть через обычный телефон, нужно было подключить его к модему и использовать такую карточку, на ней был логин-пароль на определенный номер звонить. И  вот АО предоставлял своим клиентам возможность получить эту услугу везде по всему миру бесплатно. То есть она была включена…

 

Альбина Пылаева: То есть вы этим заинтересовались и это был первый информационный повод для первого материала?

Светлана Рагимова: Это была моя первая статья, она вышла в 1999 году или в январе 2000 г. Уже я не очень хорошо помню, и дальше я писала в качестве хобби. То есть мне нравилось писать, рассказывать, какую-то информацию накапливать и рассказывать. Потому что вот, например, этот интернет-роуминг это мало кто о нем знал, была такая интересная услуга, которую в России в принципе не было.

 

Альбина Пылаева: Но как получилось, вы сами принесли материал или это было заказной? Или вы уже как-то познакомились, ну как это бывает в журналистике, познакомились с какой-то редакцией. Как произошло? У кого был запросу, у вас писать или на вас пишущую?

Светлана Рагимова: Смотрите, я начала работать в журнале «Мобильные новости», тогда мы занимались проектами и продажами рекламы, но мне хотелось писать. Поэтому я написала, предложила тему и начала писать. Периодически писала также тесты разных гаджетов, ноутбуков. Репортаж с завода, где собираются сервера Fujitsu Siemens в Аугсбурге в Германии и так далее.

 

Альбина Пылаева: Ну, обобщая, мне попался материал ваш, многолетней давности, как я понимаю, вот этот вот может быть слоган, может быть всей ваши деятельности, раскинулись сети ширОко. Это был один из чудесных материалов и, в общем-то, это немножко про ваш жизненный путь. В принципе да, получается, что вы начали с журнала. Вы когда-нибудь были в новостной журналистике? Или в IT сфере не нужна новостная журналистика?

Светлана Рагимова: Ну конечно нужна. Новости нужны в любых сферах. Профессионально заниматься журналистикой я начала в 2006 г., когда начала работать в журнальной компании и там  мы писали новости. Действительно это еженедельник был, не так жестко все как в ежедневках, но каждую неделю нужно было выдавать несколько новостей, предлагать темы и писать такие полуаналитические новости, потому что я все-таки еженедельник, все уже отписались и уже нужно добавлять что-то новое. Это было интересно, потому что нужно взять дополнительные комментарии и развить тему. Добавить какую-то цену…

 

Альбина Пылаева: А сейчас какая у вас журналистика? В IT «Бизнес Гайде»? Аналитическая, оперативная и вообще что из себя представляет ваша работа сейчас? И дает она вам возможность реализоваться и самое главное,  сразу 3 вопроса задам, чтобы одно в другое перетекало. То, что вы делаете, насколько связан с цифровой реальностью, о которой говорим? Она ее отражает? Она ее развивает? И какой инструмент нужен действительно аналитика, новости, симбиоз и другое.

Светлана Рагимова: Начну с конца. Да действительно и отражает, и развивает. Потому что как сходятся во мнении многие футурологи, прогнозы они не только отражают тренды, они также их создают, то есть формируют любое предсказания будущего, оно ложиться в голову изобретателей и предпринимателей и в результате они возможно идут именно в ту сторону, о которой рассказывал футуролог. Поэтому это определенная ответственность. У меня она не такая длинная, груз ответственности не настолько велик, но, тем не менее, какие-то тенденции я тоже могу показывать и то, что я делаю это ежеквартальное приложение и это не новости, это скорее описание трендов и отражение того, что происходит. Я стараюсь ловить тренды еще до того как они стали заметны другим. То есть 10 лет назад я начинала писать про «облачные» технологии. Когда на рынке представители компании говорили, что у нас никогда не будет «облаков»,  потому что в России это невозможно, безопасность и так далее. Вопросы, которые не решены и мы не можем так, в России этого не будет, это все для запада. Но прошло 10 лет, сейчас все на «облаках», в том числе и публичных. Этот тренд я увидела, в принципе благодаря тому, что я много общаюсь с иностранными компаниями, бываю на конференциях и так далее. Это не новости, это отражение чего-то нового, того, что происходит в зарождающихся трендов.

 

Альбина Пылаева: А что бизнесу может дать это приложение? Это новые идеи для стартапов? Это ощущение пульсов времени? Это какой-то кругозор? Это какая-то аналитика, которую человеку не сделать самостоятельно? Что дает бизнесу? А потом мы про внутреннюю структуру поговорим? Потому что формат это отдельная тема.

Светлана Рагимова: Все, что вы сказали совершенно верно. Наверное, оно правильно дает аналитику, дается новые идеи стартапов для предпринимателей, показывает тенденции, которые может быть не заметили владельцы компании или топ-менеджеры,  и заставляет задуматься о том, что может быть стоит в эту сторону посмотреть.

 

Альбина Пылаева: Ну, тогда откуда вы берете новости? Откуда вы берете материалы, источники? И как это у вас накопилось? Это ваш опыт, и это зависит от журналиста? Или это нечто больше скажем, это какая-то система получения этой информации, и может работать в любом издании.

Светлана Рагимова: Опыт безусловно накапливается, я слежу за этим рынком с 17 лет до того уже почти совершеннолетия достигла это моя часть первая личности. До того я следила за трендами во время учебы, в то время я училась как я уже упоминала на «computer science» и специализацией была «информационные системы обработки информации принятии решений», то есть это то, что сейчас наконец-то спустя много лет стала массово применяться, и это конечно очень вдохновляет. Это лирическое отступление. Опыт, безусловно, сказывается, потому что, то о чем я пишу, я это понимаю.

 

Альбина Пылаева: А где вы берете информацию? Что служит источниками? Цифры, вот у экономиста, они анализируют цифры, и получается явление, о котором они могут рассказать. Это общественная наука. А что происходит с IT журналистом?

Светлана Рагимова: Для таких обзоров, для выявления трендов достаточно следить за несколькими авторитетными источниками. В основном это аналитические компании, но желательно следить не просто за публикациями их отчетов, стандартный набор это «IDC», «Gartner», «Forrester» и так далее. В принципе этот набор всем известен, «J’son & Partners» тоже, у «Accenture» бывают очень хорошие материалы, которые можно использовать. Это «White Papers»,  «Плюс» бывают «Белые страницы», то, что называется «White Papers», это такая аналитика и обозначения трендов у коммерческих компаний, которые занимают сильные позиции на рынке, например, «Akamai» оператор. У него публикации регулярные выходят на тему кибербезопасности

 

Альбина Пылаева: На английском языке?

Светлана Рагимова: На английском языке безусловно. Конечно, нужно знать английский язык, все IT происходит там за рубежом сначала. У нас отставание обычно есть на 2-3 года, в некоторых сферах чуть побольше.

 

Альбина Пылаева: Но это облегчает нашу жизнь, потому что есть аудитория, есть запросы аудитории. И если вы идете впереди нее это с одной стороны хорошо, а с другой стороны, я хотела бы сейчас про формат у вас спросить, и про аудиторию, это очень тесно связано. Аудитория может, как невостребованным быть материал, либо оно как футуризм воспринимается, либо что-то не интересно. Ведь нужно сформировать интерес. Какое место тема IT в «Коммерсанте»? Почему выбран формат приложением? И как еще эта тема раскрывается на страницах этого издания? Сейчас приложений то много и вообще ресурсов разных много.

Светлана Рагимова: Я еще дополню на тему источников. Есть еще такой…

 

Альбина Пылаева: А вы еще не закончили источники?

Светлана Рагимова: Важный источник, это личное общение представителям отрасли и в идеале лучше всего делать это за рубежом. Потому что там лучшие практики внедряются в первую очередь, есть категория так называемая «Elliott Opters», компании, которые первыми начинают использовать инновационные технологии, они делают какие-то пилотные проекты, получают результаты, потом показывают всей отрасли. Остальные более консервативные компании начинают подхватывать их пример, следовать за ним. Это происходит обычно в 3 волны, есть «Elliott Opters», есть второй эшелон, люди которые ждут. Например, такие консервативные люди, которые не обновляют сразу операционную систему в телефоне, они ждут, пока все ошибки исправят, и компании тоже такие бывают, они ждут, пока технологию отработают, все исправят и так далее. В принципе в России  такой консервативный подход, он очень распространен. Но, тем не менее, есть компании, которые осваивают технологии первыми и очень полезно с ними общаться, собственно с представителями. Есть РНТ лаборатория, это люди, которые очень хорошо знают, что будет послезавтра, даже не завтра, и их нужно ловить и не отпускать, пока они не расскажут.

 

Альбина Пылаева: Это в России РНТ лаборатории, или мы говорим про ваши встречи на западе?

Светлана Рагимова: И в России тоже есть такие люди и их становится все больше, это радует. Причем я могу порекомендовать банки в первую очередь. «РНТ» лаборатории в банках обычно они в нашей стране являются передовыми.

 

Альбина Пылаева:  У нас есть главный банк, он очень передовой как я понимаю. Несколько было гостей, я просто была в восхищении.

Светлана Рагимова: Да. «Сбертех» сбербанковский действительно отличный источник информации, «Альфа-банк» тоже, «Открытие», ребята сейчас сделали «master chain» не так давно. В принципе я пока не видела таких сильных примеров на западе, таких экспериментов с «block chain» именно в отрасли, когда несколько компаний собираются и делают что-то такое существенное, такое работающее. Собственно банковская отрасль в плане освоения технологий в России не отстает от запада, потому что банки там существуют гораздо дольше и у них некоторые вещи еще до сих пор на мейнфреймах работают. То есть какие там «облака», там еще мейнфрейм. То есть представители таких РНТ лабораторий, научно-исследовательских групп и представители компаний, которые стараются первыми осваивать такие новые технологии, это то, что приносит  огромное количество информации. Не только информацию, которую можно публиковать сразу, но также такой, о которой стоит подумать, и которая потом в результате размышлений, приводит к каким-то новым трендам.

 

Альбина Пылаева: Я хотела где-то в конце этот вопрос задать. Сейчас до формата задам вопрос про звезд. Вы начали говорить про людей, которые дают информацию и где они находятся. Вот эти эксперты, они публичные люди или непубличный человек, пишущий об IT и просто он берет интервью и просто доносит результаты этих исследований, чужие мысли, но сами эти люди эксперты непубличные, или эти эксперты придут в  IT-журналистику? Как это все взаимосвязано и как вы видите вообще развитие событий и настоящее в этом смысле?

Светлана Рагимова: Да, отличный вопрос. На самом деле радует, что с развитием социальных медиа такие эксперты выходят из тени и начинают публиковать свои мысли в открытом доступе, то есть любой человек может их прочитать. Другое дело, что обычно «айтишники» страдают тем, что они пишут на птичьем языке и со специализированной терминологией, которую очень сложно понять не специалистам. В принципе эта ситуация тоже меняется и есть пиарщики, которые стараются помогать им написать более понятно, но не всегда получается.

 

Альбина Пылаева: Но эти люди это пул какой-то? То есть вам нужно искать как золото, вот этих людей, эту информацию, источники? Вы просеиваете кучу или уже что-то сформировалось,  какой-то пул для IT СМИ?

Светлана Рагимова: Для каждой темы есть свой набор источников, естественно свой набор экспертов. Но темы появляются новые, «Финтех» недавно начался. Активно разрабатываемая тема, там еще звездных таких хороших экспертов пару лет назад их просто не было, сейчас уже сформировался пул. У меня под рукой всегда есть список людей, я помню их на память имя/фамилия/где они работают. Которым можно написать, часто через «Facebook», задать вопрос какой-нибудь подарок про робототехнику, например, про дронов или еще, про что-нибудь.

 

Альбина Пылаева: Но смотрите руководители или редакции, или продюсеры генеральные крупных СМИ даже телевидения, они сейчас этих людей, ведь это же самая модная тема, цифровизация идет, и о ней говорят уже просто на всех уровнях и уже понятно, что происходит. Эти люди будут новыми звездами? Есть у нас потенциал? И с кого это брать?

Светлана Рагимова: Какие люди? Это те эксперты?

 

Альбина Пылаева: Люди, которые в теме IT и могут о ней рассказывать. Чего не хватает? Просто харизмы и публичности, сочетания? Или так и останется, сейчас ведь смешение этих профессий? Либо останутся люди аналитики, которые интроверты по природе своей и к ним будут добавляться шоу-мены? Или они сами станут шоу-менами? Увидим ли мы такой синтез звезд, новых имен в этой сфере?

Светлана Рагимова: Тут сложно предсказать. Я считаю что это зависит от личности. В личности должно быть скомбинировано несколько навыков и амбиций стать звездой. Я думаю, что действительно есть люди на ТВ и в видео контенте, которые знают про IT и готовы, способны быть харизматичными звездами видео контента, скорее всего речь идет действительно о …

 

Альбина Пылаева: Света, вы ассоциируете какой-то этап карьеры и ее развитие в этом направлении или вас кто-то просит об этом?

Светлана Рагимова: Происходит само собой потихоньку, но я считаю, что если человек хочет стать звездой, этим нужно заниматься упорно скажем так. Находить пути, выходить на публику, обращаться к аудитории и так далее. IT журналисты могут быть такими и многие это делают, в частности через радио, дают комментарии на радио и так далее.

 

Альбина Пылаева: Мы поговорили, вот что такое СМИ, это журналисты, пишущие об IT. Дальше что у нас первично, аудитории или контент? Для того, чтобы нам перейти к этой чудесной теме.

Светлана Рагимова: Это вечный вопрос, аудитория или контент? Я бы сказала, что если площадка позволяет нам, меня площадка позволяет, потому что у меня бумага и интернет, хорошо бы соблюдать баланс. Часть контента должна быть нацелена на запрос аудитории, часть контента должна быть такой, которая направляет внимание аудитории на определенные вещи.

 

Альбина Пылаева: Что интересно людям? Что нужно? Какая должна быть IT-журналистика? И вот тогда про эти форматы. Уже на примере того формата, который вы используете сейчас.

Светлана Рагимова: Какой должна быть IT-журналистика, это очень широкий вопрос.

 

Альбина Пылаева: И какая она есть.

Светлана Рагимова: В первую очередь я бы сказала, что…

 

Альбина Пылаева: И есть ли она в России?

Светлана Рагимова: Это зависит от аудитории. Есть прекрасные издание как «РБК», «CNews»  специализированные, которые нацелены на аудиторию профессионалов в области IT. Там допускается огромное количество терминов в текстах и так далее. Можно позволить себе не объяснять какие-то вещи, считать по умолчанию, что все знают, что такое «IIOT» промышленные интернет-вещи и так далее, или какие-то стандарты связи и так далее. То есть аудитория профессиональная она готова к таким вещам. Если аудитория шире, например, в «Коммерсанте» аудитория шире, чем просто профессионалы, это бизнес обычно, люди из области бизнеса, предприниматели, которые может быть не знают каких-то терминов. И мне, конечно, нужно учитывать их интересы обязательно, объяснять в скобках что такое, какие-нибудь аббревиатуры «ИРП» и так далее.

 

Альбина Пылаева: Вы всегда нам напоминаете, потому что кто-то в первый раз увидит это.

Светлана Рагимова: И я бы сказала, что есть такой классический пример, что и человек, который разбирается в теме, он способен ее объяснить даже своей бабушке или 7-летнему ребенку. Это то к чему я стремлюсь, объяснять очень просто, вместе с тем наполнять какой-то ценностью свои тексты, показывать то, что может быть не видно еще.

 

Альбина Пылаева: Вот мы сейчас с вами говорим на разговорном языке. Это интересно? Кому это интересно? Деловому миру, тем, кто вообще просто присматривается к этой отрасли, думает, что там происходит, празднуя любопытство, каким-то студентам. Диалог на разговорном языке это правильна ли та тональность, правильный ли этот формат разговора в этой отрасли? Или она должна быть, и внедрять эти термины профессиональные и говорить на языке профессионалов?

Светлана Рагимова: Смотрите, что такое «должна»? Если рассматривать медиа как бизнес…

 

Альбина Пылаева: Ну не «должна» да, как бы лучше всего было бы, например?

Светлана Рагимова: Есть два варианта существования медиа ресурсов, которые рассказывают об  IT, это бизнес ресурс и социальный проект, или личные проекты, целью которого зарабатывать деньги, просто нет. В каждом случае есть свои правила игры. В одном случае человек может позволить себе писать как угодно, используя каких угодно слов, свою аудиторию, в любом случае, может найти, если там есть какая-то ценность, если он несет полезные знания, заставляет задуматься или развлекает публику. Развлекать с помощью рассказа об IT тоже можно, полно тем, которые могут быть развлекательными. Если говорить о медиа ресурсе, который пишет об IT как о бизнесе, то есть определенные правила и формат. Зависит от площадки. В случае с «Коммерсантом» есть правила подачи материалов, обязательно должны быть комментарии экспертов отраслевых или представителя отрасли, которые, причем не одного. В каждой статье должно быть 2 человека. Обязательно должны быть деньги упомянутые, объемы рынка, и так далее. Насколько это разговорный язык, нет это уже не разговорный язык. Его можно облегчать каким-то образом, избавляться от деепричастных оборотов, стараться писать понятными короткими предложениями, но не примитивными, но, тем не менее, легкими. Я считаю, что если говорить об универсальных правилах, то любой текст должен читаться легко. Это правило которое «must» для любого. Кстати вот эти вещи типа «must» и англицизмы, от них тоже лучше избавляться.

 

Альбина Пылаева: И тогда если мы заговорили об IT-журналистике в целом. Существует, я все время это повторяю, IT-журналистика на самом деле что это? Это одно направление просто и так оно называется и вот сейчас мы в разговоре это используем, либо это часть очень популярной журналистики? Где ваша ниша? Или это просто нишевая журналистика? Отраслевая и нишевая, что это?

Светлана Рагимова: Вы знаете, когда я начинала писать об IT, это была такая специализированная тема, очень специфическая. Потом оказалось, что причем «Телеком» и IT были разными. Разные редакции, иногда даже писали об IT, «Телеком»  входил в потребрынок часто в редакциях и до сих пор иногда входит. Но прошло время и вдруг, тема IT стала везде, во всех. Какую статью не открой в любом журнале, даже если это «Огонек», посмотреть IT будет присутствовать, какие-то темы мобильных приложений, цифрового здоровья, что-нибудь еще, роботов. Даже если какая-то статья на социальные темы, все равно там IT будет присутствовать. Действительно тема стала все пронизывающей, также как и сами информационные технологии в нашей жизни. Они и в госуправлении, и дома у нас, и в отношениях с людьми, везде. От этого никуда не деться. Что такое IT-журналистика в этом случае? Это хороший вопрос, потому что как ее описать? Я бы сказал, что IT-журналистика в этом случае стала действительно требовать профессионального взгляда, более глубокого понимания темы, не поверхностного раскрытия этой темы и тогда это действительно можно назвать IT-журналистикой и для этого есть своя ниша. В ином случае есть ресурсы, которые пишут про технологии, но они рассматривают аспект инвестиций. Как поле для венчурных инвестиций для создания новых стартапов, это соответственно другой немножко фокус, другой взгляд. Для какой-то аудитории определенной, это интересно тоже. В моем случае я все-таки стараюсь писать про IT как бизнес, как …

 

Альбина Пылаева: Понятно, что к 2018 году, IT как услуга настолько масштабируется, что она будет отраслью мирового масштаба и ее стоимость почти 550 миллиардов долларов, это внушительная цифра. И поскольку весь мир меняется, и представить его без новых технологий в сфере высоких технологий и разработок сих пор как светила в сфере высоких технологий они все больше увеличиваются. Вот у меня вопрос по поводу IT-журналистики такой, как уйти от гаджет-описаний? Потому что очень много продуктов, мы сейчас говорим тренды, аналитика, то чем вы занимаетесь высокой журналистикой. Но есть же еще другие издания, вот весь этот спектр и очень многие просто достаточно иногда и занудно описывают какие-то новые гаджеты, так ведь тоже нельзя.

Светлана Рагимова: Но это полезная штука. Хотя по свежим исследованиям более 50 или даже 63% населения потребителей считают, что «user-generating content», то есть отзывы живых людей на сайтах интернет-магазинов, на форумах более убедительные, более то, чему можно доверять, чем тексты написанные профессионалами или опубликованная брендами. Описание гаджетов имеет право на существование, потому что это в том числе развлекательное…

 

Альбина Пылаева: Это и есть способ монетизации IT-журналистики или она монетизируется иначе? Давайте рассмотрим IT-журналистику с точки зрения бизнеса как такового. Это ведь тоже бизнес.

Светлана Рагимова: Сейчас скажу, чуть-чуть отвечу на предыдущий вопрос. Люди, которые пишут о гаджетах, люди, которые пишут об  IT, как о рынке, как о бизнесе это разные люди, и аудитория разная у этих журналистов. То есть немного разный фокус. Как я уже говорила, есть разные СМИ, например, которые фокусируются на технологиях как на объектах венчурных инвестиций. Есть СМИ, которые фокусируются на том, как в моем случае это «интерпрайс» решения, то есть решения для крупного бизнеса, для бизнеса в основном IT бизнеса, это своего рода тоже, но это не гаджет описание, это скорее описание решений каких-то для интерпрайз сегмента, клиентов. Гаджеты это решение определенных задач потребителей, то есть нас с вами физических лиц в основном. Аудитория немножко разная, но идея для чего эта журналистика, она одинаково. Если говорить о том, что такое IT-журналистика как бизнес, то тут никуда мы далеко не ушли. Тут либо платит бренды за контент, либо платит читатель, либо и то и другое.

 

Альбина Пылаева: В мейнстриме что мы имеем?

Светлана Рагимова: Нет мейнстрима, есть разные бизнес-модели, которые пробуют разные компании. Я бы сказала, что более успешным, более, с точки зрения бизнеса, является второй подход, то есть когда за контент платит аудитория. Но мало кто пока научился делать это хорошо. Есть еще третий вариант это так называемое социальное предпринимательство, когда какой-нибудь, вот есть очень классный подкаст, я его регулярно слушаю «Radio Love» на английском. Они живут на «donation», то есть люди платят деньги небольшие и не поддерживают тем самым канал, отличный суперконтент, классно профессионально делают эти подкасты. Но это другая история, социальное предпринимательство, это когда и не бизнес и не НКО. Это то, что приносит деньги, это рентабельно…

 

Альбина Пылаева: Ну, вообще социальное предпринимать все-таки про бизнес, потому что все остальное это благотворительность. У нас вот эти спаено в сознании соединять эти две вещи. Просто я из жизни это взяла, из жизни своих героев и я поняла, что в принципе социальный предприниматель это про деньги тоже.

Светлана Рагимова: Это про деньги безусловно, но это не классический бизнес в том смысле, что нет ожидания, что он будет расти и расти, обороты будут прибавляться и так далее. Там достаточно того, что он рентабелен. Достаточно того, что он может каким-то образом развиваться и есть деньги на это развитие. Но нет этого капиталистического взгляда, когда акционеры требуют постоянного роста доходов и там выше инфляции.

 

Альбина Пылаева: В принципе вот вы как оцениваете уровень СМИ, пишущих об IT или находящихся в этой сфере. Вот есть рейтинги, во-первых, какой рейтинг лучше, есть ли в нем какой-то главный критерий? И может быть, мы процитируем топ этих СМИ и почему они все-таки в  десятке? По какому критерию лучше делать рейтинги? Чему верить?

Светлана Рагимова: Мы с вами говорили о программы рейтинге, который был составлен с точки зрения индекса цитируемости, это один из параметров, который имеет значение. Другое дело, что насколько хорошо умеют владельцы этого медиаресурса и топ менеджеры его монетизировать. Аудитория это классно, но нужно уметь ее монетизировать и это требует определенных навыков.

 

Альбина Пылаева: Ну, вот в это 20-ке, топ 20 самых цитируемых СМИ отраслей IT и телекома десятки практически то, что мы привыкли считать специализированными изданиями. Не общественно-политические, ну вот «VFC» правильно? «CNews», «Hi-Tech».

Светлана Рагимова: Цукерберк позвонит, он на первом месте, это «Венчурн кэпитарал».

 

Альбина Пылаева: Но сама по себе журналистика, поскольку у нас с такой технологической сферой связано, сама она передовая по технологиям, которые используются это интернет-журналистика, это новая медиа?

Светлана Рагимова: Да сейчас это очень хорошая тема. Сейчас я насчет рейтингов еще немножко скажу. Опять же индекс цитируемости классный параметр, другое дело, что действительно есть. Мне очень нравится то, что сейчас делает команда Кости Панфилова на «vc.ru», очень классно. Я бы сказала, что в моем случае, это все-таки аудитория более специализированная, специальная и не настолько широкая. Поэтому может быть индекс цитируемости в моем случае он не самый лучший показатель. Я, к сожалению, не видела ни одного рейтинга о IT медиа, как в бизнесе. Никто пока не составил, я не видела. То есть классические рейтинги, например, там топ 10 компаний в нефтегазе, какие параметры оцениваются? Оценивается выручка, доходность и динамика этих показателей. Вот я бы очень хотела посмотреть на то, как монетизируются популярные цитируемые IT ресурсы.

 

Альбина Пылаева: А есть шанс раскрыть эти цифры? Думаете как?

Светлана Рагимова: Шансов очень мало, но я знаю, так как я живу на этом рынке и общаюсь очень много с коллегами. Я могу сказать, что есть издание, которое цитируется очень хорошо, но к сожалению, финансовое состояние у них не очень хорошее. Вот что лучше? Быть популярным, но бедным или богатым, но известным только в узком кругу? Вот что лучше? Я думаю каждый выбирает для себя сам. Это также зависит в первую очередь от амбиций и желаний владельцев этого СМИ. Чего хочет человек в первую очередь?

 

Альбина Пылаева: Давайте вернемся к вам, лично. Ваши любимые темы. О чем вы хотите больше всего писать? Либо они совпадают с трендами? Либо у вас есть какие-то свои любимые темы?

Светлана Рагимова: Сейчас действительно совпадает с трендами - это тема искусственного интеллекта и робототехники. Я даже принесла с собой чтобы показать еще одного участника нашей программы, это такой робот. У него есть один минус единственный, то что он работает от батареек.  Его зовут Коджи, он стоит всего около 50 долларов.

 

Альбина Пылаева: И что он умеет делать?

Светлана Рагимова: И это не просто игрушка, он помогает детям учиться программировать. Причем не нужно даже уметь писать или читать, потому что программировать можно с помощью вот таких смайликов. На Ipad устанавливается программа, Ipadами современные дети сейчас умеют пользоваться примерно с 1,5 лет, по крайней мере в моем случае ребенок учил бабушку как пользоваться Ipadом примерно 2 года. И смайками пользоваться все умеют. Что хорошо в этом роботе, можно создавать макрокоманды, то есть наборы смайликов и движений, которые совершает машинка маленькая, танцевать и так далее. И таким образом можно учиться навыкам программирования, понимать, что это такое, что такое макрокоманды на таком бытовом уровне.

 

Альбина Пылаева: Где сделана игрушка, если не секрет?

Светлана Рагимова: В Китае. В Китае робототехника сейчас одна из самых развитых отраслей в мире. Есть своя специфика. Китай огромное количество средств инвестирует в робототехнику. В нашей стране, к сожалению, с этим не очень.

 

Альбина Пылаева: Почему? Как вы считаете?

Светлана Рагимова: Но зато у нас есть искусственный интеллект, у нас есть в принципе интеллект и отличная база программистов, в том числе благодаря тому, что исторически сложилась сильная математическая школа, есть огромное количество специалистов в области статистики и это то, что сейчас нужно в понимании машинного обучения. И не случайно в России есть самые сильные команды людей, которые сейчас называются «data scientist», или ученые,  работающие в области анализа больших данных и машинного обучения. Это тема, которая последние пару лет превратилась в самую горячую. Для меня она лично интересна, потому что как я уже говорила моя специальность в политехе была «система обработки данных и поддержки принятия решений» и это то, о чем мы тогда говорили только в теории, сейчас я это вижу все в реальности и это конечно меня очень увлекает. Но есть еще один аспект, который может быть сейчас пока еще не до конца виден, но окажет огромное влияние на человечество как на вид. Развитие искусственного интеллекта связано с пониманием того как работает наше сознание в первую очередь. Сейчас ученые работают над тем, чтобы понять как это происходит. Как происходит вот это принятие решений, где накапливается информация, как она анализируется, как образовывается доступ, как человек получает доступ? Почему в некоторых случаях человек забывает, не может вспомнить самое простое слово? Как это все работает и как это все превратить в искусственную систему?

 

Альбина Пылаева: Знаете, у нас осталось совсем немного времени, и у нас в эфире Светлана Рагимова, главный редактор «IT guide» бизнес-приложения в «Коммерсанте». И в оставшееся время я хочу, чтобы Светлана побывала в роли футуролога, но для этого я сейчас приведу цитату, поскольку мы заговорили о робототехнике, историка израильского Харраре по-моему фамилия, он предсказывает, что развитие технологий приведет к формированию бесполезного класса, представители которого не смогут устроиться ни на одну из доступных работ.  Безусловный доход обеспечит им средств к существованию, а смысл жизни им придется искать в виртуальных мирах. Вы согласны с этим? Или у вас совершенно другие прогнозы или есть другие футурологи и историки, люди от науки, с кем вы согласны? И может быть, вы сейчас озвучите свой прогноз в оставшуюся минуту.

Светлана Рагимова: Да, безусловно, есть риск того, что люди получив этот гарантированную базу, гарантированный доход и огромное количество свободного времени станут испытывать психологические проблемы. И многие из них обратятся к компьютерным играм, виртуальным мирам. Это свежая публикация, буквально сегодня я видела ее на тему, вот такой прогноз, сделал один из авторитетных экспертов. Такой риск есть, но я верю в человечество, верю в то, что многие люди, пройдя этот этап бесполезного времяпрепровождения, смогут вытащить наружу, обратиться к своей миссии, а она есть у каждого человека, просто до нее нужно докопаться. Что здесь важно учитывать? Важно думаю, что на государственном уровне, важно учитывать, что необходимо развивать сервисы психологической поддержки и не только с государственной сторонами, но так же коммерческий сектор такого рода услуг психологической помощи, коучинг и так далее все это будет развиваться очень быстро.

 

Альбина Пылаева: Еще нужны такие люди как Светлана Рагимова, которые смотрят далеко вперед, потому что они углубляются в будущее, но не в научное будущее, а раскапывая одну из передовых отраслей и делая информацию о ней, как информацию к размышлению о будущем, так и инструментами для делания настоящего. Спасибо большое Светлана, что вы были у нас в гостях!

Светлана Рагимова: Спасибо Альбина, было очень приятно.

 

Альбина Пылаева:

Взаимно.