Диалоги с Маратом Шибутовым: Для кого есть работа в Казахстане?
23 сентября 2016, 14:00
Поделиться

Марат Шибутов - политолог, общественный деятель

Как распределяются рабочие места в Казахстане. Какие изменения происходят на рынке труда. Соответствует ли образование потребностям рынка труда. На кого учить ребенка? Политическое значение рынка труда.

Диалоги с Маратом Шибутовым: Для кого есть работа в Казахстане?

С.К. -      Здравствуйте, в эфире общественное радио «Медиаметрикс Казахстан», у микрофона Сергей Конищев (С.К.) . Сегодня мы поговорим о рынке труда, для кого есть работа в Казахстане? У нас в гостях постоянный эксперт, политолог, общественный деятель - Марат Шибутов (М.Ш.).

М.Ш. - Здравствуйте. Труд и занятость - одни из самых важных вещей в жизни человека и от того, как мы представляем реалии нашего рынка, зависит образование наших детей, кем они будут и что в результате получат. С этим у нас очень большие проблемы на всех стадиях, начиная с профориентации в школах и ВУЗах, даже взрослые люди, выпускники университетов не всегда понимают, где они, чем они занимаются и какую ценность они представляют. Что такое «рынок труда»? На этом рынке мы продаём свои навыки, умения и результаты работы и от того, насколько дорого и на каких условиях мы сможем их продать, зависит наше благополучие.

С.К.  - Позже, я думаю, мы затронем тему нового Трудового кодекса, и это нас не порадует, ведь есть  и законотворческие проблемы. Возвращаясь к нашей теме, для кого есть работа в Казахстане? Кто наиболее востребован?

М.Ш. - В Казахстане есть около 12 миллионов человек работоспособного возраста. 500 тысяч безработных, 2,5 миллиона самозанятых, а всего в экономике заняты 8,5 миллионов человек. Первое место занимает сельское, лесное и рыбное хозяйство -1,4 миллиона человек, второе место за торговлей и ремонтом автомобилей/мотоциклов, третье - образование, далее мы говорим о строительстве - 700 тысяч, пятое место за обрабатывающей промышленностью - 579 тысяч. Самая престижная - горнодобывающая промышленность, всего 278 тысяч человек, раньше доходило до 300, финансовая деятельность - 185, недвижимость - 99 тысяч, госуправление - 448 тысяч. Основное количество занято в государственном секторе, сельском хозяйстве и торговле. Образование, здравоохранение и искусство дают в сумме около 2200 человек. В реальности наш рынок маленький с точки зрения высокооплачиваемых зарплат. Зарплату выше 200 тысяч тенге получают всего 5% от наемных работников.

С.К.  - В каких сферах?

М.Ш. - Горнодобывающая, финансовая, руководящие посты. Но в том же госуправлении 200 тысяч тенге получают достаточно большие начальники - начальники управлений,  департаментов министерств. Преобладает низко -  и среднеоплачиваемый труд. Средняя зарплата – от 130 до 140 тысяч, а в реальности большая часть получает меньше 100 тысяч тенге.

С.К. - Вырисовывается не самая позитивная картина, учитывая предыдущий выпуск про Китай с Адилем Каукеновым. Остаётся утешаться тем, что жизнь у нас может быть, подешевле? Что насчёт соотношения зарплат и стоимости жизни?

М.Ш. - Мы сохранили традиционный рудимент  как «большая семья», в основном у азиатских народов. Четвероюродный дядюшка из деревни может присылать тебе мясо, а ты взамен оставляешь у себя его сына на время учебы - взаимные социальные связи и теневая экономика, которая  также занимает от 20% до 40%.

С.К  - Что под этим подразумевается?

М.Ш. - Неформальные заработки. Те же такси без лицензии. Наличными - 30-40% прибавки к зарплате есть у каждого, не исключая взятки и коррупцию.  С другой стороны, проблема ещё в том, что молодых специалистов на высокооплачиваемые должности не так много, особенно в промышленности. Какая специальность для поступления самая популярная? Юрист, экономист, международные отношения и финансисты. Реальность не соответствует ожиданиям. Посмотрим на гранты 2016-2017 годов это – 31 402 гранта,  из них большую часть занимают технические науки  - это треть, второе место – образование  - 3700, здравоохранение и социальное обеспечение – 2600. То есть, фактически  из 31 тысячи грантов  государство для себя и для программы индустриализации готовит в общей сложности  17 000  человек,  то есть больше половины.  Допустим, всего 100 грантов уходят «направо»,  на социальные науки, экономику и бизнес - 700, естественные науки -1470, сельхоз - 1675 грантов. 3162  гранта уходят на государственный индустриальный проект. Возникает очень большая разница между желаниями родителей, как они себе представляют будущее своих детей и между грантами, на которых можно реально бесплатно учиться. Если ты не согласен с выбором государства, то выделенные на грант 300-400 тысяч тенге ты вынужден платить сам, и не факт что трудоустроишься.

С.К.  - Это логично. Решения, принятые в правительстве, основываются на статистике. 

М.Ш. - Проблема в том, что народ до сих пор не понимает, что от него хочет государство. Никто не говорит, о том, сколько грантов и на какие специальности выделяется, чтобы дальше родители думали о том, куда идти их ребёнку и что сдавать на ЕНТ. Сергей, вы, как журналист, знаете, что никто это не объявляет.

С.К. - По опыту прошлых лет можно предсказать, но достоверность информации не гарантируется.

М.Ш. - А это касается всех. Ежегодно 120-140 тысяч абитуриентов поступают в ВУЗы.

С.К. - Ваша точка зрения - родителями движет дух прошлых лет, государство идёт вперёд и нужно совсем другое.

М.Ш. - Государство тоже в какой-то степени виновато. По статистике, школы тоже делятся на два типа - гуманитарные и естественно-технические. Где-то больше учат физику, математику и биологию, а где-то литературу и русский язык. Но ту же физику с математикой учат усиленно всего 15% школ, оставшиеся 85% - гуманитарии, на которых государство выделило всего 700 грантов. Требуются специалисты, но школьников обучать техническим специальностям нужно побольше. Возникает неравенство. Пошёл ты в физико-техническую школу и все у тебя в жизни становится хорошо - куча грантов, маленький конкурс, велика вероятность твоего поступления и тебя с удовольствием примут на работу. Я - географ и проблем с трудоустройством нет. Лет 5-7 назад людей забирали на работу со 2-3-го курса. Есть потребности и любой руководитель горнодобывающей или машиностроительной корпорации скажет, что люди нужны.

Государство право в экономике, но инженерам тоже нужны гранты - это та же физика с математикой. Два разных департамента одного министерства не могут сопоставить свои планы. Более того, у нас есть квоты на иностранцев, где все специальности начинаются с геолога, геофизика. 30-40 тысяч специалистов ежегодно приезжают в Казахстан. Люди, работающие в промышленности, получают самые высокие зарплаты, самые социально защищённые в Казахстане, находятся в смешных условиях: когда до высшего образования  все нормально,  а в среднем образовании их не готовят. Это должны понимать родители.

С.К.- Родители также руководствуются старыми стандартами. Зачем отправлять ребёнка учиться на ветеринара, если можно стать юристом? Как выглядел рынок труда в Советском Казахстане? В какую сторону идут изменения, относительно современности?

М.Ш. - Стало больше гуманитариев. Высшее образование тогда было гораздо более элитным. Сейчас есть проблема некачественного образования. Очень большая разница между тем, чему учат, и тем, что пригодится на практике. Студентов не учат пользоваться современными информационными технологиями.

С.К. - А те 30-40 тысяч иностранных специалистов легально прибывают на территории страны?

М.Ш - Да. Это специалисты из дальнего зарубежья.  60-100 тысяч людей работают в качестве надомных работников,  с патентами - водители, няни, садовники, обслуживающий персонал и многие другие. Не будем также забывать об общем рынке труда ЕАЭС, в рамках программ которого к нам приезжают белорусы и россияне. 70 тысяч россиян живут в Казахстане, но при этом в России проживает 600 тысяч казахстанцев, из них взрослых 500 000, которые работают. Надо брать в расчёт рынок не только Казахстана, но и всего Евразийского союза. Дипломы признаются везде. Наш рынок тут - 8,5 миллионов человек, считая самозанятых, а в России это около 110 миллионов. Население там не такое молодое, как у нас, и потребности будут большими, и не будем забывать, что там выше зарплаты.

С.К. - Марат, есть ли политическое значение рынка труда, если смотреть со стороны специалистов, работающих не в своей стране?

М.Ш. - Я бы так не сказал. Рассматривая Россию и Узбекистан, Россию и Таджикистан, Россию и Украину можно сказать, что это актуальный вопрос. Это не актуально для Казахстана ни со стороны уезжающих, ни со стороны приезжающих. Политическое значение рынка труда в том, чтобы люди понимали, куда они  идут (учиться).  Нужно грамотно рассчитывать инвестиции в образование. Нельзя сжигать человеческий капитал в неразумных решениях. Проблема СМИ и власти в том, что они не анонсируют условия и потребности. Никто не приходит в школы и не рассказывает детям о рынке труда Казахстана, о средних зарплатах по специальностям, об актуальности специальностей там, где они живут, о перспективах и так далее. Должна быть создана специальная программа профориентации, которая могла быть помочь детям и их родителям выбрать. Очень много молодежи уходит не туда, получают невостребованные специальности, а потом мы вынуждены приглашать иностранных специалистов и платить им в 2-3 раза больше. 

С.К. - Иностранцы  - это полбеды, а потраченные 4-5 лет на бесперспективное образование это уже проблема. Как обстоят дела с безработными, как помочь им жить и выживать? 

М.Ш. - Говоря о безработице, я всегда упоминаю наши факультеты международной журналистики - у казахстанских СМИ нет филиалов заграницей. Всегда есть ярмарка вакансий, есть биржи труда и курсы по переподготовке. Многие безработные не знают, что нужно официально зарегистрироваться на бирже труда, можно получать пособие, можно бесплатно там же пройти переподготовку и будет выдано социальное место.  Об этом говорят на каналах, которые никто не смотрит, и пишут в газетах, которые никто не читает, а об этом говорить надо всем. 

С.К. - В Алматы, к примеру, при каждом Акимате есть структуры, которые занимаются этими вопросами. То есть у власти есть определённые рычаги воздействия, почему нельзя об этом рассказать народу?

М.Ш. - Негатив том, что  люди у нас слишком добрые и часто содержат других людей и детей в том числе, это наша реальность.  Есть огромный пласт скрытой безработицы и это ментальность народа, с этим ничего не поделаешь. Также, у многих есть приватизированная недвижимость. 

С.К. - То есть, наше удобство - наш «враг» ?

М. Ш. - «Враг» со стороны развития, но именно этот «враг» очень сильно облегчает многим жизнь. 

С.К. - Рано или поздно мы дойдём до того, что сразу после совершеннолетия родители сами будут заставлять своих детей обеспечивать себя и работать. Я себе это с трудом представляю.

М.Ш. - Для этого потребуется 20-30 лет, как минимум. В любом случае развивается урбанизация, снижение  рождаемости, ухудшение экономики приведёт к тому, что будут маленькие семьи. Нужно думать о перспективах ваших детей. Узнавайте о том, как устроиться на работу по будущей специальности, какие там неформальные отношения, есть ли стажировки, ориентируйтесь  на разные рынки труда. Запомните, из 31 тысячи грантов  - 17 тысяч уходят на технические специальности.

С.К. - Время нашей беседы подошло к концу. В студии радио «Медиаметрикс Казахстан»  был наш постоянный эксперт Марат Шибутов, политолог.  Смотрите нас на нашем канале на Youtube и на нашем сайте  radiomm.kz

Расшифровала Полина Абугалиева